Обобщение судебно-арбитражной практики рассмотрения споров в сфере страхования

Развитая система страхования - характерная черта цивилизованного общества. Финансовая защита личных интересов граждан, предприятий и организаций от риска непредвиденных, нередко трагических, обстоятельств во всех случаях помогает преодолеть беду, возместить понесенный материальный ущерб. В большинстве развитых стран страхованием охвачены практически все сферы жизни государства и экономики.

В настоящее время уровень предоставления страховых услуг в России неразрывно связан с общей экономической ситуацией в стране, состоянием финансового рынка, системы налогообложения и правового регулирования.

Интенсивный рост страхового дела в последнее время требует в первую очередь стройной системы нормативных актов, общепризнанной страховой терминологии. Поэтому сегодня в Российской Федерации только совокупность всех норм страхового законодательства обеспечит правовое регулирование сферы страхования в целях надлежащей стабильности страховых правоотношений и финансовой устойчивости страховой деятельности.

Страхование может осуществляться в добровольной и обязательной формах и подразделяется на два основных вида - страхование имущественное и страхование личное. Имущественное страхование имеет четыре подвида:

  • страхование имущества;
  • страхование деликтной ответственности;
  • страхование договорной ответственности;
  • страхование предпринимательского риска.

Цель имущественного страхования - возмещение причиненного негативными факторами ущерба застрахованным объектам. Однако размер страхового возмещения (страховых выплат) не всегда совпадает с размером причиненного ущерба. Соотношение между этими величинами зависит от таких факторов, как страховая сумма, страховая стоимость и система страхового обеспечения. Страховое возмещение совпадает с причиненными убытками только при страховании имущества в полной страховой стоимости. При неполном страховании, согласно статье 949 Гражданского кодекса Российской Федерации, применяется пропорциональная система страхового возмещения, поэтому часть убытков не возмещается, оставаясь на собственном риске страхователя и побуждая его принимать меры, направленные на сохранение имущества, проведение предупредительных мероприятий, а также на страхование имущества в полной страховой стоимости.

Так, Общество обратилось в арбитражный суд с иском к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения по договору страхования имущества и процентов за пользование чужими денежными средствами.

Суд первой инстанции сделал вывод об обоснованности заявленных требований и удовлетворил иск с учетом уже выплаченной суммы страхового возмещения.

Арбитражный апелляционный суд, в свою очередь, изменил решение, указав на имеющееся в спорном договоре условие о неполном страховании, и удовлетворил предъявленные требования в меньшем размере (пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости).

Кассационная инстанция признала данную позицию ошибочной, приняв во внимание положения пункта 2 статьи 949 Гражданского кодекса Российской Федерации, предусматривающие особые правила для определения и исчисления размера ответственности страховщика по возмещению в пределах страховой суммы убытков страхователю.

Согласно приведенной норме права сторонам договора страхования предоставляется возможность устанавливать больший размер страхового возмещения, но не выше страховой суммы.

Таким образом, исходя из того, что между сторонами существовали отношения по неполному имущественному страхованию и, по условиям договора, не оспоренным сторонами, страховое возмещение выплачивается в размере фактического ущерба в пределах страховой суммы, установленной по каждой позиции застрахованного имущества, указанной в приложении к договору, и размер страхового возмещения не уменьшается пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости застрахованного имущества, решение арбитражного суда первой инстанции суд округа признал правильным, а постановление апелляционного суда, необоснованно установившего сумму страхового возмещения пропорционально отношению страховой суммы к страховой стоимости, отменил в порядке кассационного производства.

(дело No А79-7175/2007 Арбитражного суда Чувашской Республики).

Интересен с точки зрения правоприменительной практики следующий вопрос: будет ли считаться страховым случаем ситуация, когда транспортные средства - участники ДТП, принадлежат на праве собственности одному юридическому лицу, которое как владелец застраховало свою гражданскую ответственность по каждому транспортному средству в одной и той же страховой организации?

В Федеральном арбитражном суде Волго-Вятского округа рассматривалось дело No А82- 2403/2007-11 Арбитражного суда Ярославской области по иску такого юридического лица (далее - Общество) к страховщику, отказавшемуся произвести страховую выплату.

Из материалов дела усматривалось, что виновным в причинении вреда признан водитель Общества, управлявший одним из попавшим в ДТП автомобилем.

Позиция страховой компании мотивирована следующим образом. Толкование положений статьи 1 Федерального закона от 25.04.2002 No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО) позволяет поставить наступление обязанности страховщика перед потерпевшим по выплате страхового возмещения, вытекающей из договора страхования, в зависимость от возникновения обязанности лица, ответственного за вред, этот вред возместить. Согласно закрепленным в законе определениям понятий «лицо, ответственное за вред, причиненный источником повышенной опасности» и «владелец транспортного средства» к таковым не относится лицо, которое управляет транспортным средством в силу исполнения своих служебных или трудовых обязанностей, в том числе на основании трудового или гражданско- правового договора, заключенного с собственником или иным владельцем транспортного средства. По смыслу Закона об ОСАГО, не является потерпевшим лицо, ответственное за причинение вреда, так же как и объектом страхования не может быть риск ответственности лица за причинение вреда самому себе. Возмещению подлежит только вред, причиненный жизни, здоровью или имуществу другого лица, поэтому в рассматриваемой ситуации нельзя говорить о наступлении страхового случая. Материальная ответственность водителя перед работодателем за причинение вреда имуществу последнего предусмотрена трудовым законодательством, а не деликтным обязательством, и, соответственно, на возникновение у страховщика обязанности по выплате страхового возмещения не влияет.

Изучив обстоятельства спора, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о том, что рассматриваемые отношения, касающиеся страховой выплаты, не связаны по предмету с прекращением обязательства вследствие совпадения кредитора и должника в одном лице, поэтому при доказанности факта возникновения страхового случая и отсутствии оснований для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения последний обязан выплатить положенное Обществу страховое возмещение.

Окружной суд поддержал нижестоящие суды с указанием на то, что согласно определению страхового случая, данному в статье 1 Закона об ОСАГО, для признания случая страховым необходимо: наличие договора обязательного страхования; наступление гражданской Основанием для освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения, даже если имеются все перечисленные условия его признания, выступает умысел страхователя или выгодоприобретателя, повлекший наступление страхового случая (пункт 1 статьи 963 Гражданского кодекса Российской Федерации).

В рассматриваемом споре все составляющие юридического случая подтверждаются материалами дела и полностью не опровергнуты ответчиком; доказательства наличия умысла истца в материалы дела не представлены, поэтому судебные инстанции пришли к правильному и обоснованному выводу о неправомерности отказа страховой компании в осуществлении положенных Обществу выплат.

Суброгация

Статьей 965 Гражданского кодекса Российской Федерации в страховые правоотношения введен институт суброгации, под которым понимается переход к страховщику, выплатившему страховое возмещение, в пределах выплаченной суммы права требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные по договору страхования.

Законодатель обусловил реализацию института суброгации волеизъявлением страхователя (выгодоприобретателя), предоставив ему диспозитивное право уступки страховщику своих требований к виновному за ущерб лицу. Если по условиям договора страхования страхователь уступает свое право требования на возмещение вреда страховщику, то тем самым страхователь возлагает на себя бремя, обязательство, обеспечения всех необходимых мер и процедур по передаче этих прав. Институт суброгации, порядок реализации прав по суброгации, а также последствия несоблюдения установленных правил предусмотрены законом. Обозначенный механизм можно рассматривать как предусмотренную законодателем меру обеспечения исполнения страхователем законных прав страховщика по возмещению ущерба в порядке суброгации.

Освобождение страхователем страховщика от выплаты страхового возмещения, равно как и наделение его правом на истребование от страхователя ранее выплаченной суммы страхового возмещения по причине необеспечения страхователем своими виновными действиями права требования к лицу, ответственному за убытки, являются вполне обоснованными мерами воздействия на страхователя.

В суде округа рассмотрен спор, связанный с утверждением страховой компании о причинении ей страхователем убытков вследствие непредставления последним документов, необходимых для реализации ею прав в порядке суброгации.

Суды первой и апелляционной инстанций отказали страховой организации в удовлетворении иска.

Суд кассационной инстанции признал обжалованный судебные акты правомерными, исходя из следующего.

Как уже было указано, освобождение страхователем страховщика от выплаты страхового возмещения, равно как и наделение его правом на истребование у страхователя ранее выплаченной суммы страхового возмещения по причине необеспечения страхователем своими виновными действиями права требования к лицу, ответственному за убытки, являются вполне обоснованными мерами воздействия на страхователя.

Между тем, на практике указанные меры должны реализовываться при активной роли страховщика, который должен потребовать от страхователя весь перечень документов, необходимых страховщику для возмещения ущерба в порядке суброгации.

Таким образом, страховщик - профессионал на рынке страховых услуг, действующий в рамках указанных отношений разумно, своевременно формирует за счет страхователя (выгодоприобретателя) необходимую для реализации своего права в порядке суброгации доказательственную базу, в том числе собирает необходимые сведения о лице, ответственном за убытки; о том, является ли указанная ответственность застрахованной на момент причинения убытков; принимает ли данное лицо все необходимые действия, позволяющие реализовать полученное от страхователя право в соответствии с требованиями закона.

Из существа дела, возбужденного по иску страхователя о взыскании страхового возмещения, усматривается, что именно непредставление всех документов вызвало отказ страховой компании выплатить страховое возмещение. При наличии таких доводов страховщика суд, признавший за страхователем право на выплату, должен был установить круг лиц, к которым страхователь имел право предъявить требования и к которым страховщик мог предъявить требования в порядке суброгации, а также исследовать, соблюдены ли страхователем положения закона об обеспечении права страховщика на суброгацию, в том числе все ли документы, позволяющие реализовать это право, переданы.

Результатом рассмотрения данного спора явилось положительное решение в пользу страхователя, в связи с чем иск о взыскании с него убытков признан судами построенным на неправомерном заявлении страховой компании о наличии у неё таковых.

(дело No А31-2908/2007-8 Арбитражного суда Костромской области).

В рамках теоретических выкладок касательно института суброгации возник вопрос о возможности непосредственного предъявления требования одним страховщиком, выплатившим страховое возмещение по договору имущественного страхования, в порядке статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации к страховщику гражданской ответственности виновника.

Практика Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа отражает положительное решение данного вопроса (дела No А11-2097/2007-К1-11/145 Арбитражного суда Владимирской области, No А79-891/2008 Арбитражного суда Чувашской Республики).

Согласно пункту 1 статьи 965 Гражданского кодекса Российской Федерации, если договором имущественного страхования не предусмотрено иное, к страховщику, выплатившему страховое возмещение, переходит в пределах выплаченной суммы право требования, которое страхователь (выгодоприобретатель) имеет к лицу, ответственному за убытки, возмещенные в результате страхования.

Следовательно, в обязательстве между страхователем (выгодоприобретателем) и лицом, ответственным за убытки, происходит переход прав требования от страхователя (выгодоприобретателя) к страховщику, выплатившему страховое возмещение. Такой переход осуществляется на основании закона (статья 387 Гражданского кодекса Российской Федерации) без заключения каких-либо специальных соглашений.

Определение того, кто является страховщиком, страхователем и выгодоприобретателем, вопросов не вызывает. Проблема заключается в определении лица, ответственного за убытки, чему способствует различный подход теоретиков и практиков к решению поставленного вопроса.

По общему правилу ответственным за убытки является лицо, которое несет ответственность за причинение вреда. Лицо может быть ответственно за убытки как по деликтному обязательству, так и по обязательству, вытекающему из договора.

В первом случае лицо, ответственное за убытки, определяется по правилам главы 59 Гражданского кодекса Российской Федерации. Это либо физическое лицо, непосредственно причинившее вред, либо юридическое лицо, несущее ответственность за действия своих работников в соответствии со статьей 1068 Гражданского кодекса Российской Федерации, либо лицо, непосредственно не причинившее вреда, но в соответствии со статьей 1079 Гражданского кодекса Российской Федерации несущее ответственность и имеющее в последующем право регресса к лицу, непосредственно причинившему вред. Во втором случае лицо, ответственное за убытки, устанавливается согласно условиям договора между этим лицом и страхователем (выгодоприобретателем).

Страховщик по договору обязательного страхования принимает на себя риск гражданской ответственности, поэтому его можно рассматривать как лицо, ответственное за убытки на основании не только деликтного обязательства, но и договора обязательного страхования.

Поскольку ответственность за вред, причиненный страхователем, несет страховщик, следовательно, в обязательствах, предусмотренных в договоре страхования в пределах страховой суммы и с учетом иных условий договора страхования, обязанным становится страховщик гражданской ответственности.

Если обязанным становится страховщик, застраховавший гражданскую ответственность (должник - по обязательствам по возмещению вреда по наступившим страховым случаям), то и страховщик, выплативший страховое возмещение и предъявивший требование в порядке суброгации, вправе непосредственно ему предъявить требование о выплате страхового возмещения по договору обязательного страхования.

Обратная позиция исходит из того, что при переходе прав в порядке суброгации право на непосредственное предъявление требования страховщику, застраховавшему ответственность, утрачивается (право требования в порядке суброгации перешло страховщику, а он не может его реализовать без обращения к лицу, ответственному за убытки, в то время как его страхователь (выгодоприобретатель) имеет право на предъявление требования непосредственно страховщику, застраховавшему гражданскую ответственность, но не имеет самого требования). Данный подход не поддерживается в судах Волго-Вятского округа.

По своей природе ответственность носит компенсационный характер, поэтому её размер должен соответствовать размеру причиненных убытков.

В силу статьи 1072 Гражданского кодекса Российской Федерации юридическое лицо или гражданин, застраховавшие свою ответственность в порядке добровольного или обязательного страхования в пользу потерпевшего (статья 931, пункт 1 статьи 935), в случае, когда суммы страхового возмещения недостаточно для того, чтобы полностью компенсировать причиненный вред, возмещают разницу между суммами страхового возмещения и фактического размера ущерба.

Иными словами, объем ответственности причинителя вреда, застраховавшего ответственность в рамках обязательного страхования, определяется как разница между страховым возмещением, предусмотренным статьей 7 Федерального закона от 25.04.2002 No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», и фактическим размером ущерба.

Неосновательное обогащение в отношениях страхователя и страховщика В пункте 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Обязательства, возникшие из неосновательного обогащения, направлены на защиту гражданских прав, так как относятся к числу внедоговорных и (наряду с деликтными) служат оформлению отношений, не характерных для обычных имущественных отношений между субъектами гражданского права (так как вызваны недобросовестностью либо ошибкой субъектов). Обязательства из неосновательного обогащения являются охранительными - они предоставляют гарантию от нарушений прав и интересов субъектов и механизм защиты в случаях обнаружения нарушений. Основная цель данных обязательств - восстановление имущественной сферы лица, за счет которого другое лицо неосновательно обогатилось.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходим фактический состав, включающий следующие элементы: одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица; имущество приобретается или сберегается без предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований.

Неосновательное обогащение может быть либо в форме приобретения, либо в форме сбережения имущества.

Неосновательное приобретение может стать результатом различных юридических фактов, поэтому в соответствии с пунктом 2 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации правила о неосновательном обогащении применяются независимо от того, явилось ли неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли. Важен сам объективный результат: наличие неосновательного приобретения (сбережения) имущества без должного правового основания.

Так, страховая компания, посчитав, что Общество неосновательно получило денежные средства, составляющие разницу между выплаченным ею по договору страхования страховым возмещением и суммой внедоговорного вреда, взысканной в её пользу с причинителя вреда, в результате чего незаконно обогатилось за счет страховщика, обратилась в арбитражный суд с соответствующим иском.

Судебные инстанции отклонили требования страховой компании, указав на следующее.

Из материалов дела следовало, что выплата страхового возмещения производилась истцом в рамках договора страхования, заключенного между страховой компанией и Обществом. На основании пункта 1 статьи 929 Гражданского кодекса Российской Федерации при наступлении страхового случая страховщик обязан возместить страхователю либо лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю), причиненные вследствие этого события убытки в застрахованном имуществе либо убытки в связи с иными имущественными интересами страхователя. Таким образом, денежные средства получены ответчиком по основаниям, установленным сделкой (договором) и законом.

В статье 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что правила главы 60 Кодекса подлежат применению к требованиям одной стороны в обязательстве к другой о возврате исполненного в связи с этим обязательством. То есть неосновательное обогащение возникает, если исполнение по договору выходит за рамки содержания обязательства. В рассматриваемом случае пункт 3 статьи 1103 Гражданского кодекса Российской Федерации можно было применить при наличии доказательств излишней выплаты страховщиком страхового возмещения.

В силу статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обязанность доказывания обстоятельств, положенных в основу иска, лежит на истце. Доказательств переплаты денежных средств страховая компания не представила.

Из отчетов эксперта видно, что размер причиненного транспортному средству материального ущерба составил сумму, соответствующую размеру выплаченного страхового возмещения, в связи с чем основания считать ответчика неосновательно обогатившимся отсутствуют.

(дело No А43-33115/2006-25-720 Арбитражного суда Нижегородской области).

Другой пример связан с обязательным страхованием гражданской ответственности владельцев транспортных средств (ОСАГО). В практике часто возникают ситуации, когда страховые компании утверждают, что сумма страховой выплаты выплачивается с учетом износа поврежденного имущества.

Обязательное страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств в Российской Федерации регулируется Федеральным законом от 25.04.2002 No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» и принятыми в соответствии с ним Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 No 263.

Цель создания системы обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств - защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью или имуществу при использовании другими лицами транспортных средств.

Система ОСАГО направлена также и на усиление защиты материальных интересов самих владельцев транспортных средств через освобождение их по крайней мере от части выплат по возмещению причиненного другим лицам вреда при использовании своего транспорта.

Такой вид обязательного страхования, как страхование гражданской ответственности владельцев транспортных средств, в России введен сравнительно недавно, и поэтому его практическое применение породило целый ряд проблем. В связи с этим трудно переоценить роль судов в становлении и развитии данной отрасли страхования, как органов власти, имеющих возможность восполнить пробелы в законодательных актах путем выявления целей и принципов осуществления названного вида страхования, а также сопоставления его норм с общими принципами гражданского законодательства.

Показательным с точки зрения роли судов является следующий пример. Общество обратилось в арбитражный суд с иском к страховой организации о взыскании невыплаченной суммы страхового возмещения.

Решением суда первой инстанции исковые требования удовлетворены частично, поскольку суд при определении суммы ущерба исходил из заключения экспертизы и стоимости автомобиля с учетом износа деталей.

Постановлением арбитражного апелляционного суда решение изменено и сумма страхового возмещения увеличена, так как суд сделал вывод о том, что при определении восстановительных расходов на ремонт поврежденного транспортного средства не следовало учитывать износ заменяемых деталей. Фактические расходы истца, возникшие в результате дорожно-транспортного происшествия, подтверждены документально и не превышают размер страхового возмещения, предусмотренного статьей 7 Федерального закона от 25.04.2002 No 40-ФЗ, следовательно, являются реальным ущербом, подлежащим взысканию со страховщика.

Кассационная инстанция оставила судебный акт апелляционного суда без изменения в силу следующего.

Необходимость учитывать износ частей, узлов, агрегатов и деталей при определении размера восстановительных расходов, на которую ссылается страховое общество, предусмотрена пунктом 63 Правил ОСАГО.

Правила ОСАГО изданы в соответствии с Федеральным законом No 40-ФЗ для определения условий, на которых заключается договор обязательного страхования (статья 5 Закона), поэтому положения названных Правил не должны противоречить этому Закону. Основными целями и принципами Федерального закона No 40-ФЗ являются защита прав потерпевших на возмещение вреда, причиненного их жизни, здоровью и имуществу, недопустимость ухудшения положения потерпевшего и снижения установленных законом гарантий его прав на возмещение вреда при использовании транспортных средств другими лицами.

Для реализации этих целей и принципов Федеральный закон No 40-ФЗ устанавливает размер страховой суммы (статья 7), в пределах которого потерпевший вправе требовать страховую выплату по обязательному страхованию (статья 13).

Федеральный закон No 40-ФЗ не предусматривает ограничения страховой выплаты в связи с состоянием, в котором находилось имущество в момент причинения вреда. Подобное ограничение противоречило бы положению гражданского законодательства о полном возмещении убытков вследствие повреждения имущества потерпевшего, поскольку необходимость расходов, которые он должен будет произвести для восстановления имущества, вызвана причинением вреда.

Содержащееся в пункте 63 Правил обязательного страхования положение об учете износа имущества противоречит Федеральному закону No 40-ФЗ и общим правилам гражданского законодательства о возмещении убытков, поэтому по вопросу о размере страховой выплаты судам на основании части 2 статьи 13 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации необходимо руководствоваться данным Законом как актом, имеющим большую юридическую силу. (

дело No А82-11803/2006-36 Арбитражного суда Ярославской области; аналогичная позиция судов представлена в деле No А29-5494/2005-3э Арбитражного суда Республики Коми).

Надо сказать, что неосновательного обогащения страхователя за счет страховщика в этом случае не происходит в соответствии с нормами и принципами действующего законодательства.

Вопрос необходимости учета износа поврежденного имущества на сегодняшний день достаточно актуален, и по нему имеется прямо противоположная позиция Верхового Суда Российской Федерации, изложенная в его решении от 25.11.2003 по делу No ГКПИ03-1266.

Поддерживая страховщиков в пресечении ими попыток страхователей взыскать стоимость восстановительного ремонта без учета износа, Верховный Суд Российской Федерации указал: «Приведенные в оспариваемом нормативном правовом акте положения о необходимости учета износа деталей полностью соответствуют требованиям статьи 15 Гражданского кодекса Российской Федерации, поскольку позволяют потерпевшему восстановить свое нарушенное право в полном объеме путем приведения имущества в прежнее состояние, исключая неосновательное обогащение с его стороны», отклонив ссылки подателя жалобы на то, что при восстановительном ремонте старые детали никогда не заменяются на старые, а только на новые, поэтому уменьшение выплаты на величину износа не полностью восстанавливает причиненный ущерб, что противоречит статье 15 Гражданского кодекса Российской Федерации и части 2 статьи 12 Закона об ОСАГО.

Между тем очевидно, что арбитражные суды, правильность подхода которых подтверждена постановлением Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 20.02.2007 No 13377/2006, в большей степени защищают права потерпевшего в ДТП, нежели Верховный Суд Российской Федерации.

Срок действия договора ОСАГО и порядок его прекращения

Срок действия договора обязательного страхования составляет один год, за исключением случаев, предусмотренных законом. Договор обязательного страхования продлевается на следующий год, если страхователь не позднее чем за два месяца до истечения срока действия этого договора не уведомил страховщика об отказе от его продления. Действие продленного договора обязательного страхования не прекращается в случае просрочки уплаты страхователем страховой премии на следующий год не более чем на 30 дней (абзац 2 пункта 1 статьи 10 Федерального закона от 25.04.2002 No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (далее - Закон об ОСАГО)).

В случае просрочки страхователем уплаты страховой премии более чем на 30 календарных дней действие договора обязательного страхования прекращается (абзац 2 пункта 31 Правил обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 07.05.2003 No 263 (далее - Правила ОСАГО)).

Порядок продления договора ОСАГО в Законе и Правилах ОСАГО изложен недостаточно четко.

13 апреля 2008 года вступила в силу большая часть изменений, внесенных в Правила ОСАГО постановлением Правительства Российской Федерации от 29.02.2008 No 131, принятого в связи с изменениями, внесенными Федеральным законом от 01.12.2007 No 306-ФЗ в статью 5 Закона об ОСАГО.

Изменения коснулись, в том числе, и порядка продления договора ОСАГО (пунктов 28 - 32 Правил ОСАГО). До принятия названных изменений договор обязательного страхования продлевался на следующий год, если страхователь не позднее чем за два месяца до истечения срока действия этого договора не уведомил страховщика об отказе от его продления. В настоящее время договор ОСАГО продлевается на следующий год только посредством прямого соглашения сторон (путем заключения договора на новый срок). При этом из Правил ОСАГО исключены положения, в соответствии с которыми прекращение действия договора обязательного страхования поставлено в зависимость от того, успел ли страхователь, просрочивший уплату страховой премии по договору на следующий год, уложиться в 30- дневный (календарный) срок для её внесения.

На момент действия старой редакции названных пунктов Правил ОСАГО в практике окружного суда встречались споры по поводу их использования в конкретных ситуациях. Учитывая, что на сегодняшний день в силу положений Федерального закона от 04.11.2007 No 251-ФЗ «О внесении изменений в статью 966 части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» к правоотношениям потерпевших или их страховщиков и страховщиков ответственности причинителей вреда по обязательному страхованию применяется общий (трехлетний) срок исковой давности, не лишним будет включение в настоящий обзор описания следующего спора.

Так, Общество, транспортное средство которого получило повреждения в результате ДТП, обратилось к страховой компании, застраховавшей гражданскую ответственность причинителя вреда, за положенным ему страховым возмещением.

Страховая организация отказала в выплате, сославшись на истечение срока действия договора ОСАГО, заключенного с причинителем вреда, что и послужило причиной обращения Общества в арбитражный суд с соответствующим иском.

Вывод суда о необходимости удовлетворения заявленных требований поддержан кассационной инстанцией, поскольку при рассмотрении спора было установлено, что ДТП случилось в период действия продленного договора ОСАГО и до момента его прекращения в соответствии с пунктами 28, 30, 31 Правил ОСАГО и пунктом 1 статьи 10 Закона об ОСАГО и, следовательно, являлось страховым случаем.

При буквальном прочтении правила абзаца 2 пункта 1 статьи 10 Закона об ОСАГО суд смог сказать о том, что договор обязательного страхования при просрочке уплаты страховой премии не более чем на 30 дней сохранил свою силу. На день совершения ДТП страховая организация являлась страховщиком ответственности владельца транспортного средства, при использования которого истцу был причинен вред, что обязывает страховщика произвести страховую выплату.

По действовавшим в период разрешения спора правилам просрочка большей продолжительности не повлекла бы подобных последствий и привела бы к прекращению обязательств страховщика с обратной силой, то есть с момента истечения срока действия договора, на чем настаивал в кассационной жалобе истец. Однако в рассматриваемом случае такие обстоятельства судом не установлены. (дело No А38-2114/2007-10-201 Арбитражного суда Республики Марий Эл).

Недействительность договора страхования

Четкое согласование, корректное и юридически грамотное оформление существенных условий договора страхования с учетом действующего законодательства, сложившейся судебной практики и специфики оформляемых страховых правоотношений необходимы для наиболее полного отражения всех требований заинтересованных лиц, последовательного и полного изложения их воли, соответственно, и для предотвращения возможных неблагоприятных последствий, в том числе и в виде наступления правовых последствий, противоречащих воле и интересам сторон.

К существенным условиям договора страхования статья 942 Гражданского кодекса Российской Федерации относит в первую очередь предмет договора. Кроме того, в договоре должно содержаться условие о характере страхового случая, которое в целом представляет собой детализацию предмета договора, а также условия о размере страховой суммы и сроке действия договора.

При заключении договора страхования его стороны, как правило, в разной степени информированы о существенных обстоятельствах, влияющих на вероятность наступления страхового случая и определение размера возможных убытков. Предполагается, что страхователю известно об этом гораздо больше, нежели страховщику, в связи с чем в пункте 1 статьи 944 Гражданского кодекса Российской Федерации на страхователя возлагается обязанность по информированию страховой организации обо всех известных ему соответствующих обстоятельствах.

Последствия несоблюдения указанного требования закреплены в пункте 3 названной статьи и заключаются в предоставлении страховщику возможности потребовать признания договора страхования недействительным и применения последствий недействительности сделки с целью предотвращения незаконного, необоснованного получения недобросовестными страхователями страховых выплат.

Между тем большинство обращений страховщиков в суд по указанному требованию имеет отрицательный результат. Подобное состояние правоприменительной практики объясняется в первую очередь особым статусом страховых организаций. Оценивая обстоятельства возникающих между страховщиком и страхователем споров в отношении характера сообщенных последним сведений при заключении договора страхования, суды чаще всего не усматривают в действиях страхователей умысла, направленного на заведомое введение страховщика в заблуждение относительно существенных для договора страхования обстоятельств.

Дополнительно суды указывают на игнорирование страховщиками своего исключительного права на направление запроса страхователю для уточнения спорных сведений либо на оценку страхового риска путем осмотра или назначения экспертизы либо собственными силами. Страховщик, осуществляя профессиональную деятельность на рынке страховых услуг, более сведущее лицо в определении факторов риска, поэтому должен выяснить обстоятельства, влияющие на степень риска.

Отсутствие со стороны страхователя должной заботливости и осмотрительности само по себе не расценивается судами как свидетельство наличия у страхователя умысла и противоправной цели.

Например, заполняя заявление на страхование, Общество не отразило в разделе договора «Факторы риска» факт нахождения страхуемого имущества в помещении, расположенном ниже уровня земли. Страховщик, подписав договор страхования на основании данного заявления, фактически подтвердил достаточность предоставленных страхователем сведений и достижение соглашения об отсутствии дополнительных факторов риска, что впоследствии лишило его возможности доказать обоснованность и необходимость признания договора страхования недействительным. (дело No А17-5953/2007 Арбитражного суда Ивановской области).

В другом деле (No А39-2952/2007-102/7 Арбитражного суда Республики Мордовия) суды не приняли во внимание утверждение Страховой компании о ложности сообщенных страхователем сведений о предмете страхования, - урожае сельскохозяйственных культур и насаждений. Имея в своем штате специалиста в области выращивания сельскохозяйственных культур, Компания обладала реальной возможностью ещё при заключении договора страхования проверить достоверность данных страхователя относительно предыдущей урожайности сельскохозяйственных культур, исходя из которых решался бы вопрос наступления либо отсутствия страхового события.

Принятие судами решений не в пользу страховых организаций также имели место в делах No А29-8115/2006-1э Арбитражного суда Республики Коми; No А43-8581/2007-10- 179 Арбитражного суда Нижегородской области.

Естественно, судебной практике известны и случаи удовлетворения исков страховщиков о признании договоров страхования недействительными.

Так, страховщик предъявил страхователю иск о признании заключенного ими договора страхования недействительным по мотиву сообщения последним заведомо ложных сведений об обстоятельствах, имеющих существенное значение для определения степени риска.

Страхователь в стандартном заявлении на страхование при ответах на вопросы о средствах и системах безопасности указал, что имущество сдано под круглосуточную сторожевую охрану, а материалами уголовного дела по факту его кражи установлено, что ночью охрана не осуществлялась.

Арбитражный суд удовлетворил иск, признав договор страхования недействительным как сделку, совершенную под влиянием обмана.

Установив по документальной базе данного спора (объяснений сторожей, графика дежурств, контракта, пояснений страхователя), что на момент заключения договора страхования круглосуточная охрана объекта не осуществлялась, суд округа согласился с выводом нижестоящих инстанций об умышленном сообщении страховщику заведомо ложных сведений.

Возражая против заявленных требований, страхователь сослался на некорректность формы составленного страховщиком заявления на страхование.

Исходя из анализа поставленных вопросов и предложенных вариантов ответов, суд округа посчитал, что их совокупность исключает возможность двоякого понимания условий о средствах и системах безопасности. Формулировка соответствующих пунктов заявления в корреспонденции с предложенными вариантами ответов дает четкое понятие о том, в каком именно случае какой режим охраны имелся в виду. Однозначное толкование указанных пунктов заявления свидетельствует об отсутствии необходимости в проведении в отношении страхуемого имущества самостоятельного осмотра страховщиком, на чем необоснованно настаивает страхователь. (дело No А11-122/2008-К1-6/25 Арбитражного суда Владимирской области).

Фигура выгодоприобретателя в страховых правоотношениях

Довольно распространено включение в договор страхования указание в качестве лица, претендующего на получение страхового возмещения в случае наступления страхового события, иного, нежели страхователь, - так называемого выгодоприобретателя.

Подобное положение возникает, в частности, при покупке товаров в кредит с возложением на покупателя обязанности по страхованию приобретаемой вещи.

Страховые компании, которые всячески пытаются уйти от взятой на себя ответственности, используют обозначенную конструкцию как дополнительную возможность оспорить предъявляемые к ним требования.

Для иллюстрации приведем такой пример.

Страхователь, застраховавший транспортное средство от угона в пользу предоставившего рассрочку платежа продавца, обратился в арбитражный суд с иском к страховщику о выплате страхового возмещения в связи с наступлением страхового случая.

Возражая против иска, страховая организация сослалась на то, что страхователь не является выгодоприобретателем по договору страхования, что исключает его право на обращение к страховщику с требованием произвести страховую выплату. По мнению ответчика, замена выгодоприобретателя в рамках страхового договора возможна только в пределах срока действия договора, а также до наступления события, подпадающего под признаки страхового случая.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционного суда, иск страхователя удовлетворен.

Суд округа поддержал позицию нижестоящих инстанций в силу следующего.

В статье 929 Гражданского кодекса Российской Федерации установлена обязанность страховщика выплатить страховое возмещение страхователю или иному лицу, в пользу которого заключен договор (выгодоприобретателю).

Правила статьи 430 Гражданского кодекса Российской Федерации позволяют достаточно определенно решить вопрос в отношении лица, которому должна быть произведена страховая выплата.

Согласно пункту 4 названной статьи в случае, когда третье лицо отказалось от права, предоставленного ему по договору, кредитор может воспользоваться этим правом, если это не противоречит закону, иным правовым актам и договору.

Следовательно, применительно к рассматриваемой ситуации страхователь вправе предъявить к страховщику требование о выплате страховой суммы в свою пользу только в случае, когда выгодоприобретатель отказался от своего права.

При исследовании документальной базы возникшего спора суды установили, что продавец автомобиля, в пользу которого страховщик обязался выплатить страховое возмещение по договору страхования, отказался воспользоваться правом требования от ответчика уплаты указанной суммы, указав на осуществление выплаты истцу.

При таких обстоятельствах иное решение, кроме подтверждения правомерности заявленных требований, было бы незаконным.

Окружной суд отклонил доводы страховой компании о необходимости учитывать обозначенные ею временные рамки, за пределами которых замена выгодоприобретателя перестает иметь значение для целей определения надлежащего получателя страховой выплаты.

Согласно пункту 1 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации страхователь вправе заменить выгодоприобретателя, названного в договоре страхования, другим лицом, письменно уведомив об этом страховщика.

Норма части 2 статьи 956 Гражданского кодекса Российской Федерации ограничивает право страхователя на замену, не допуская ее после совершения выгодоприобретателем действий, направленных на выполнение обязанностей по договору, или после предъявления страховщику претензии. Понимается, что такими действиями выгодоприобретатель признает себя участником страхового правоотношения и выражает свою волю, направленную на реализацию принадлежащих ему прав и выполнение возложенных на него обязанностей. В таких случаях выгодоприобретатель может быть заменен только по его собственной воле.

В условиях отсутствия доказательств, подтверждающих факт подобных обращений либо исполнений, и наличия письменного документа, свидетельствующего об отказе выгодоприобретателя от своих прав на получение страхового возмещения, говорить о необоснованности (несостоятельности) обращения к страховщику непосредственно страхователя не приходится.

Замена же выгодоприобретателя собственно им самим остается за рамками названной статьи и рассматривается по правилам главы 24 Гражданского кодекса Российской Федерации об уступке требования, нормы которой допускают такую замену применительно к сложившимся отношениям на любой стадии исполнения договора страхования, если это не противоречит закону или договору.

(дело No А31-864/2007-22 Арбитражного суда Костромской области).

Размер страховой суммы

Страховая сумма представляет собой условие договора страхования об объеме обязательств страховщика по выплате страхового возмещения или обеспечения при наступлении предусмотренного полисом страхового случая. По общему правилу страховая сумма является существенным условием сделки и без ее согласования сторонами сделки договорное страховое обязательство не может вступить в силу.

Размер страховой суммы - это фактически максимум денежных средств, которые можно получить в качестве страхового возмещения при наступлении страхового случая.

В системе обязательного страхования гражданской ответственности величина страховой суммы определена в законодательном порядке.

Согласно статье 7 Федерального закона от 25.04.2002 No 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (в редакции, действующей после 01.03.2008) страховая сумма, в пределах которой страховщик при наступлении каждого страхового случая (независимо от их числа в течение срока действия договора обязательного страхования) обязан возместить потерпевшим причиненный вред, составляет:

  • в части возмещения вреда, причиненного жизни или здоровью каждого потерпевшего, не более 160 тысяч рублей;
  • в части возмещения вреда, причиненного имуществу нескольких потерпевших, не более 160 тысяч рублей;
  • в части возмещения вреда, причиненного имуществу одного потерпевшего, не более 120 тысяч рублей.

Исходя из систематического толкования названной нормы права в корреспонденции со статьями 3, 6, 7, 12 и пунктом 3 статьи 13 названного Закона при определении подлежащей возмещению суммы при причинении ущерба имуществу одновременно нескольким потерпевшим устанавливается общая предельная сумма выплаты на всех потерпевших в размере 160 000 рублей, которая выплачивается пропорционально отношению страховой суммы к сумме заявленных требований, но не более 120 000 рублей на одно лицо.

Иными словами, если один из потерпевших понес убытки на сумму менее 40 000 рублей, то другому потерпевшему не может быть выплачена сумма, превышающая 120 000 рублей.

В противном случае были бы ущемлены права единственного потерпевшего в ситуации, когда вред причинен имуществу одного лица.

Кроме того, ограничение размера выплаты в пределах 120 000 рублей на одно лицо (при нескольких потерпевших) служит также для защиты прав остальных потерпевших, поскольку не исключается вероятность их более позднего по сравнению с первым потерпевшим обращения за выплатой страхового возмещения.

Именно такой подход использовался окружным судом при разрешении разногласий страховщика потерпевшего и страховщика причинителя вреда, возникших в отношении разницы между выплаченным страховщиком причинителя вреда страховым возмещением и установленным законом лимитом страховой суммы, подлежащей возмещению одному потерпевшему.

(дело No А43-2864/2007-15-67 Арбитражного суда Нижегородской области).

Страховая премия

Договор страхования является возмездным, то есть для реализации права на возмещение убытков (в застрахованном имуществе либо в связи с иными имущественными интересами страхователя), причиненных вследствие оговоренных в договоре событий (страховых случаев), страхователь обязан обеспечить внесение обусловленной договором платы (страховой премии). Последняя может вноситься как в форме единовременного платежа, так и посредством уплаты в рассрочку.

Определенный резонанс имеют вопросы влияния своевременности уплаты очередного страхового взноса на признание договора страхования расторгнутым (прекращенным). Так, в пункте 3 статьи 954 Гражданского кодекса Российской Федерации предусматривается, что последствия неуплаты в определенные сроки очередных страховых взносов могут быть установлены в договоре страхования.

По делу No А43-28038/2007-39-762 Арбитражного суда Нижегородской области суды, разрешая спор между предпринимателем, застраховавшим риск хищения транспортного средства, и страховой организацией, пришли к выводу о неправомерности понуждения страховщика к выплате возмещения.

Окружной суд поддержал судебные инстанции.

В правилах, принятых предпринимателем у страховщика и являющихся неотъемлемой частью договора страхования, в качестве последствия неуплаты оставшейся части страхового взноса в оговоренные сроки содержалось прекращение действия договора страхования. Установив, что на момент хищения и поджога автомобиля (10.07.2007) прошло больше месяца со дня, когда должен был быть внесен очередной страховой взнос (28.02.2007), а собственно его уплата произведена лишь 13.07.2007, арбитражный суд, с учетом условий договора и правил страхования, пришел к обоснованному выводу о том, что обязательства страховщика не распространяются на данный страховой случай, поскольку договор страхования прекратил свое действие.

Довод предпринимателя о необходимости применения к рассматриваемой ситуации положений пункта 4 статьи 954 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд округа счел несостоятельными, поскольку эта норма не является императивной, а в развитие положений пункта 3 названной статьи закрепляет правовые последствия неуплаты страховых взносов для тех договоров страхования, в которых просрочка оплаты страховой премии не приводит к автоматическому расторжению договора.

В рамках этого спора также был затронут принципиально важный для страховщиков момент признания правомерным применения к обстоятельствам страхового случая положений правил страхования, разрабатываемых непосредственно данным, конкретным страховщиком для регулирования отношений со своими контрагентами.

В статье 943 Гражданского кодекса Российской Федерации закреплено, что условия, на которых заключается договор страхования, могут быть определены в стандартных правилах страхования соответствующего вида, принятых, одобренных или утвержденных страховщиком либо объединением страховщиков (правилах страхования). Условия, содержащиеся в правилах страхования и не включенные в текст договора страхования (страхового полиса), обязательны для страхователя (выгодоприобретателя), если в договоре (страховом полисе) прямо указывается на применение таких правил и сами правила изложены в одном документе с договором (страховым полисом) или на его оборотной стороне либо приложены к нему. В последнем случае вручение страхователю при заключении договора правил страхования должно быть удостоверено записью в договоре.

При этом допускается заключение соглашения между страховщиком и страхователем об изменении или исключении, а также дополнении отдельных положений правил страхования.

В названном деле, отклонив возможность применения к сложившимся отношениям положений правил страхования наземных транспортных средств страхового общества «А», страхователь сослался на вручение ему при подписании договора страхования документов с иным наименованием и, соответственно, содержанием.

Окружной суд посчитал данные доводы заявителя жалобы голословными и указал, что подпись страхователя в полисе страхования свидетельствует об ознакомлении предпринимателя со спорными Правилами, его согласии на заключение договора на условиях Правил и получением на руки именно этих Правил. Кроме того, саму по себе ссылку на получение по результатам подписания сделки иного документа, нежели предусматривалось в договоре и подтверждалось подписями сторон, кассационная инстанция расценила как халатность и безответственность заявителя в экономических отношениях и ни в коей мере не как основание для последующего освобождения его от последствий таких действий.

Изучение судебной практики по рассматриваемой проблеме показало, что в защиту своей позиции страхователи зачастую ссылаются на пункт 16 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.11.2003 No 75 «О практике рассмотрения споров, связанных с исполнением договоров страхования», фабула которого гласит, что при уплате страховых взносов в рассрочку условие договора об автоматическом прекращении договора страхования в связи с просрочкой уплаты очередного взноса не освобождает страховщика от исполнения обязательств.

Из приведенного в указанном пункте примера судебной практики следует, что право страховщика на отказ от исполнения договора вследствие неуплаты очередного взноса страхователем поставлено в зависимость от необходимости заблаговременного уведомления страховщиком страхователя о намерении отказаться от исполнения договора.

Применительно к конкретному спору суды должны учитывать особенности именно заключенного его сторонами договора.

Например, в названном деле прекращение договора страхования не было обусловлено выполнением дополнительных действий со стороны страховщика в виде направления уведомления о расторжении договора или предъявления иных требований страхователю. В связи с этим отсутствие прямого волеизъявления со стороны страховщика на отказ от исполнения договора страхования после просрочки уплаты страхователем очередного страхового взноса не могло повлечь последующего признания судом договора действующим. Совершенно иная ситуация складывается при применении правил пункта 3 статьи 954 Гражданского кодекса Российской Федерации в корреспонденции с нормами пункта 1 статьи 957 Гражданского кодекса Российской Федерации, определяющими момент вступления договора страхования в силу как дату уплаты страховой премии или её первого взноса (если в договоре не предусмотрено иное).

Так, Общество (страхователь) обратилось с иском к страховой компании о выплате страхового возмещения в связи с повреждением транспортного средства в результате пожара.

Страховщик мотивировал отказ произвести выплату невступлением договора страхования в силу; правомерность его позиции подтвердили суды первой и апелляционной инстанций. Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа согласился с выводами нижестоящих судов по данному спору и признал несостоятельными доводы Общества о неверном истолковании судебными инстанциями положений договора страхования относительно сроков уплаты первого страхового взноса и момента вступления договора в силу.

Под страховой премией понимается плата за страхование, которую страхователь (выгодоприобретатель) обязан уплатить страховщику в порядке и в сроки, которые установлены договором страхования (пункт 1 статьи 954 Гражданского кодекса Российской Федерации).

Регламентация правовых последствий неуплаты в установленные сроки страховой премии, вносимой в рассрочку, в рассматриваемом случае содержится в условиях договора, в силу которых неуплата очередной части страховой премии расценивается как отказ страхователя от договора, действие которого прекращается с 00 часов 00 минут дня, следующего за днем, указанного как срок уплаты соответствующей части премии.

Из представленных материалов следует, что непоступление первой части страховой премии в кассу либо на расчетный счет страховщика до утвержденной в договоре даты было истолковано последним согласно обозначенной договоренности в качестве обстоятельства, влекущего невступление договора страхования в силу.

Аргументы Общества о необходимости трактовать спорное условие применительно к понятию «включительно» признаны судом округа противоречащими комплексному анализу подпунктов договора, явившихся предметом разногласий сторон, из которого усматривается четкое и определенное закрепление контрагентами пресекательных сроков внесения денежных средств.

Кроме того, внесение истцом денежных средств фактически после наступления страхового случая вообще не могло привести к заключению договора, поскольку утратился бы смысл страхования. Норма части 2 пункта 1 статьи 9 Закона Российской Федерации от 27.11.1992 No 4015-1 «Об организации страхового дела в Российской Федерации», являющаяся императивной, то есть строго обязательной для участников сделки, устанавливает, что страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления, при этом страховым случаем является свершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату. В ситуации, когда опасность реализовалась, её последующее страхование даст основания для признания соответствующего договора ничтожным по статье 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Таким образом, у судов не имелось оснований для признания договора страхования заключенным и, соответственно, для принуждения ответчика к исполнению предусмотренной в сделке обязанности по выплате страхового возмещения.

(дело No А31-2520/2007-20 Арбитражного суда Костромской области).

Судья Федерального арбитражного суда
Волго-Вятского округа В.Ю. Николаев,
Помощник судьи Д.В. Сарманова

Сервис временно не доступен