Обобщение практики по спорам, связанным с применением норм о неосновательном обогащении

Обязательства из неосновательного обогащения (кондикционные обязательства) выполняют функцию универсального института защиты гражданских прав, так как относятся к числу внедоговорных и оформляют отношения, не характерные для нормальных имущественных отношений между субъектами гражданского права. Обязательства из неосновательного обогащения являются охранительными, они предназначены для создания гарантий от нарушений прав и интересов субъектов и механизмов защиты в случаях возникновения нарушений. Основная цель данных обязательств – восстановление имущественной сферы лица, за счет которого другое лицо неосновательно обогатилось.

Для возникновения обязательства вследствие неосновательного обогащения необходимо наличие фактического состава, включающего следующие элементы:

  • одно лицо приобретает или сберегает имущество за счет другого лица;
  • имущество приобретается или сберегается без оснований, предусмотренных законом, иными правовыми актами или сделкой.

Неосновательное обогащение может происходить либо в форме приобретения, либо в форме сбережения имущества.

В результате приобретения происходит увеличение имущества у одного лица при одновременном уменьшении его у другого.

При сбережении происходит сохранение имущества у одного лица при том, что оно должно было уменьшиться в результате израсходования этим лицом средств при нормальном положении дела. Во всяком случае, сбережение имущества является неосновательным обогащением только в случае, если имущество данного лица должно было уменьшиться, но не уменьшилось.

Неосновательное приобретение или сбережение имущества может явиться результатом различных юридических фактов: как действий, так и событий. Поэтому в соответствии с пунктом 2 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации правила о неосновательном обогащении применяются независимо от того, явилось неосновательное обогащение результатом поведения приобретателя имущества, самого потерпевшего, третьих лиц или произошло помимо их воли.

Анализ статистических данных Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа за второе полугодие 2007 года и 2008 год свидетельствует о большом количестве рассмотренных судом кассационной инстанции дел, связанных с применением норм о неосновательном обогащении. При этом практика рассмотрения споров данной категории вызывает у судов определенные затруднения.

Неосновательное обогащение заключается в сбережении того, что должен был заплатить ответчик.

ОАО обратилось в арбитражный суд с иском к ООО о взыскании 765 489 рублей 83 копеек неосновательного обогащения за пользование земельным участком и 116 551 рубля 87 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заявленное требование мотивировано тем, что ответчик пользовался земельным участком, арендованным истцом, но не платил за это.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены. Обе судебные инстанции руководствовались статьями 1102, 1105, 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришли к выводу о том, что ответчик необоснованно без оплаты пользовался арендованным истцом земельным участком, поэтому должен возместить ОАО внесенную им арендную плату и проценты за пользование чужими денежными средствами.

Окружной суд счел, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с вынесением нового судебного акта в силу следующего.

В соответствии с частью 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

Из содержания части 1 статьи 35 Земельного кодекса Российской Федерации и части 1 статьи 552 Гражданского кодекса Российской Федерации следует, что при переходе права собственности на здание, строение, сооружение, находящиеся на чужом земельном участке, к другому лицу оно приобретает право на использование соответствующей части земельного участка, занятой зданием, строением, сооружением и необходимой для их использования, на тех же условиях и в том же объеме, что и прежний их собственник.

Из представленных в материалы дела документов усматривалось, что в период с 10.12.2003 по 28.02.2005 Общество пользовалось земельным участком площадью 83604 квадратных метра, расположенным под приобретенным объектом недвижимости и необходимым для его эксплуатации, без оформления соответствующего права на землю; названный земельный участок принадлежал на праве аренды истцу, который в полном объеме уплатил арендную плату. Следовательно, Общество сберегло за счет ОАО подлежавшую внесению арендную плату за пользование земельным участком.

Представленными в материалы дела договором аренды и выпиской из Единого государственного реестра юридических лиц подтверждалось, что Общество зарегистрировано и действует как сельскохозяйственное предприятие, а земельный участок использовало под садоводство и огородничество. Базовая ставка арендной платы за земельный участок, используемый под садоводство, огородничество, и за земли сельскохозяйственного назначения в рассматриваемый период составляла 0,26 рубля за квадратный метр в год, поэтому сумма арендной платы, подлежавшей уплате ответчиком за период с 10.12.2003 по 28.02.2005, составила 27 373 рубля 10 копеек. Платежным поручением ООО перечислило данные денежные средства ОАО.

При разрешении спора суд исходил из того, что неосновательное обогащение ответчика состоит в уплаченной истцом арендной плате, однако этот вывод основан на неправильном толковании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации, согласно которой неосновательное обогащение заключается в сбережении того, что должен был заплатить ответчик. Материалами дела подтверждается, что ООО, как сельхозпроизводитель, должно было в спорный период оплатить 27 373 рубля 10 копеек арендной платы и оно перечислило эту сумму истцу по платежному поручению от 18.07.2006 № 94, поэтому иск ОАО не подлежал удовлетворению. В силу статей 287 (пункта 2 части 1) и 288 (части 1 и пункта 3 части 2) указанное послужило основанием для отмены обжалуемых судебных актов и отказа ОАО в удовлетворении исковых требований.

Невозможность возврата имущества в натуре может иметь место не только случаях, когда имущество отсутствует у неосновательно приобретшего его лица, но и в случае утраты им своего хозяйственного назначения.

ЗАО обратилось в арбитражный суд с иском к Академии о взыскании 54 527 238 рублей неосновательного обогащения.

Исковые требования мотивированы тем, что ввиду невозможности осуществления демонтажа тренажерного комплекса и возврата его собственнику ответчик должен возместить стоимость неосновательного обогащения.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены. Руководствуясь статьей 16, частью 2 статьи 69, статьями 82, 83 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации и статьями 167, 1102, 1103, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд пришел к выводу о том, что тренажерный комплекс утратил хозяйственное назначение ввиду полного износа и в случае демонтажа не может быть использован по первоначальному назначению, в связи с чем признал право истца требовать от ответчика возмещения стоимости неосновательного обогащения.

ЗАО в отзыве на кассационную жалобу и его представитель в судебном заседании указали, что, согласно пункту 3 информационного письма Президиума Высшего Арбитражного Суда от 11.01.2000 № 49 «Обзор практики рассмотрения споров, связанных с применением норм о неосновательном обогащении», невозможность возврата имущества в натуре может иметь место не только в случаях, когда имущество отсутствует у неосновательно приобретшего его лица, но и в иных случаях, в том числе при утрате им хозяйственного назначения.

В соответствии с пунктом 1 статьи 1104 Гражданского кодекса Российской Федерации имущество, составляющее неосновательное обогащение приобретателя, должно быть возвращено потерпевшему в натуре.

В силу пункта 1 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации в случае невозможности возвратить в натуре неосновательно полученное или сбереженное имущество приобретатель должен возместить потерпевшему действительную стоимость этого имущества на момент его приобретения, а также убытки, вызванные последующим изменением стоимости имущества, если приобретатель не возместил его стоимость немедленно после того, как узнал о неосновательности обогащения.

По смыслу пункта 1 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, невозможность возврата имущества в натуре может иметь место не только в случаях, когда имущество отсутствует у неосновательно приобретшего его лица, но и в случаях, когда оно утратило свое хозяйственное назначение ввиду его износа и возврат имущества в натуре экономически нецелесообразен.

Суд установил, что, согласно заключению эксперта, демонтаж тренажерного комплекса 1993 года выпуска возможен, но нецелесообразен. Нецелесообразность демонтажа обусловлена большим моральным устареванием и техническим износом оборудования, невозможностью получения сертификата для продолжения профессиональной деятельности на тренажерном комплексе ввиду его несоответствия требованиям Международной Морской организации и национальным технико- эксплуатационным требованиям к навигационным тренажерным центрам. Нецелесообразность демонтажа подтверждается также письмом фирмы изготовителя, в котором указано на равенство затрат на перемещение и наладку данного тренажера с покупкой нового тренажера. Следовательно, суд пришел к правильному выводу, что тренажерный комплекс практически утратил свое хозяйственное назначение ввиду его износа и в случае демонтажа не может быть использован по первоначальному назначению, и поэтому обоснованно признал право истца требовать от ответчика возмещения стоимости тренажерного комплекса в связи с нецелесообразностью его возврата в натуре.

Средства, уплаченные истцом ответчику в виде арендной платы, не могут рассматриваться (при наличии факта пользования имуществом) как неосновательное обогащение со стороны ответчика.

Отсутствие согласия собственника имущества на проведение улучшений (отделочных работ, ремонта) свидетельствует об отсутствии у ответчика неосновательного обогащения.

Общество обратилось в арбитражный суд с иском к Предпринимателю о взыскании 1 623 933 рублей 86 копеек неосновательного обогащения, а именно: о возврате 915 054 рублей неосновательно полученной ответчиком арендной платы по договору аренды нежилых помещений и о возмещении 708 879 рублей 86 копеек стоимости осуществленных истцом улучшений арендованных нежилых помещений, принадлежащих ответчику.

Иск мотивирован тем, что на момент оформления арендных отношений между правопредшественником Общества и Предпринимателем здание № 2/1 по улице Красной Армии являлось объектом незавершенного строительства, а поэтому помещения в нем не могли быть предметом аренды и не использовались Обществом по назначению. Полученное ответчиком по незаключенной сделке в виде арендной платы и капитальных вложений является неосновательным обогащением.

Решением суда первой инстанции исковое заявление удовлетворено частично на основании статей 1102 и 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд исходил из того, что договор аренды нежилых помещений является незаключенным, поскольку сдача в аренду незавершенного строительством объекта противоречит смыслу арендных отношений. При этом Общество обязано нести расходы за фактическое пользование нежилыми помещениями без правовых оснований в период с июля 2004 года по апрель 2005 года, в связи с чем предъявленная сумма (915 054 рубля) не может быть признана неосновательным обогащением со стороны ответчика за счет истца. По требованию Общества о взыскании стоимости капитальных вложений на улучшение арендованного имущества с Предпринимателя взыскано 354 439 рублей 93 копейки неосновательного обогащения, что пропорционально его доле в общей собственности на здание. В остальной ? части от заявленных истцом 708 879 рублей 86 копеек требование отклонено.

Постановлением апелляционной инстанции решение первой инстанции изменено, в удовлетворении иска отказано. Апелляционная инстанция пришла к выводу, что неосновательное обогащение на стороне ответчика отсутствует в связи с неполучением истцом согласия Предпринимателя на необходимость проведения строительных (электромонтажных) работ.

Для возникновения кондикционного обязательства характерно наличие у приобретателя необоснованных имущественных выгод: увеличение стоимости собственного имущества, присоединение к нему новых ценностей или сохранение того имущества, которое по всем законным основаниям неминуемо должно было выйти из состава его имущества.

Объектом имущественного найма по договору аренды выступали строящиеся площади. Законодательство не ограничивает возможность совершать сделки с объектами незавершенного строительства при наличии свидетельства о государственной регистрации права собственности. Вместе с тем изменяющиеся по мере осуществления работ характеристики возводимого объекта не позволяют определенно установить имущество на момент передачи в аренду, а потому договор аренды такого объекта в соответствии пунктом 3 статьи 607 Гражданского кодекса Российской Федерации может быть признан незаключенным.

При разрешении спорной ситуации суд установил и материалами дела подтверждено, что Общество фактически использовало предоставленные Предпринимателем в аренду нежилые помещения по оговоренному сделкой коммерческому назначению: с целью открытия магазина произвело подготовительные мероприятия (в том числе заключило договор с ООО на выполнение монтажных, отделочных работ и поставку торгового оборудования), организовало розничную торговлю товаров в магазине. Общество добросовестно исполняло обязанность по внесению арендных платежей, представляющих собой форму оплаты арендодателю за право пользования переданным в аренду имуществом.

Признание спорного договора аренды незаключенным не влияет на характер фактических эквивалентно-возмездных имущественных отношений сторон и не освобождает Общество от обязанности уплатить стоимость фактического пользования нежилыми помещениями. Факт незаключенности договора свидетельствует о незаконности пользования недвижимым имуществом.

При таких обстоятельствах пользователь чужого имущества обязан возместить другой стороне в денежной форме стоимость этого пользования. Следовательно, средства, уплаченные Обществом Предпринимателю в виде арендной платы, не могут рассматриваться как неосновательное обогащение со стороны арендодателя.

Окружной суд нашел также правильными выводы суда апелляционной инстанции об отказе в удовлетворении исковых требований Общества о возмещении стоимости капитальных вложений в виде неотделимых улучшений арендованного имущества.

В соответствии с правилами об обязательствах вследствие неосновательного обогащения и статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации в предмет доказывания по кондикционному иску входит возникновение у ответчика обогащения (сбережения) за счет истца. Общество должно представить доказательства несения связанных с проведением строительных работ расходов, которые должен был возместить Предприниматель.

Взыскание стоимости улучшений имущества нормами главы 60 Гражданского кодекса Российской Федерации не урегулировано, поэтому на основании статьи 6 Гражданского кодекса Российской Федерации суд правомерно применил к отношениям сторон по аналогии статью 623 Гражданского кодекса Российской Федерации. В силу пункта 2 названной статьи арендатор вправе требовать от арендодателя возмещения стоимости улучшений, не отделимых без вреда для имущества, с учетом обязательного получения согласия арендодателя на их осуществление.

В материалах дела документально не подтверждено получение Обществом согласия собственника на проведение улучшений помещений по объему и стоимости (утвержденный им перечень предстоящих работ и смета расходов), в связи с чем суд пришел к обоснованному выводу об отсутствии у ответчика факта неосновательного обогащения.

Исходя из пункта 1 статьи 2 Гражданского кодекса Российской Федерации наступление негативных последствий в виде убытков от своевольных строительных затрат являются для Общества рисками, определяемыми характером предпринимательской деятельности.

Ответчик пользовался земельным участком, принадлежащим истцу на праве постоянного (бессрочного) пользования, поэтому вывод суда об отсутствии неосновательного обогащения ответчика за счет истца признан ошибочным.

Академия обратилась в арбитражный суд с иском к Предпринимателю о взыскании 148 654 рублей 07 копеек неосновательного обогащения за пользование земельным участком.

Заявленное требование мотивировано тем, что ответчик без законных на то оснований пользовался принадлежащим Академии земельным участком и потому обязан оплатить неосновательное обогащение.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленного требования отказано. При разрешении спора суд руководствовался пунктами 1, 4 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации, пунктом 1 статьи 1102, пунктом 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о том, что истец был не вправе сдавать в аренду спорный земельный участок и получать арендные платежи, поэтому неуплата ответчиком арендных платежей за пользование участком не свидетельствует о том, что последний сберег денежные средства за счет истца. Размер неосновательного обогащения истцом не доказан.

При обращении в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения истец должен доказать факт пользования ответчиком земельным участком, факт неосновательного обогащения ответчика за счет истца и размер такого обогащения.

В пункте 7 статьи 1 Земельного кодекса Российской Федерации установлен принцип платности использования земли, согласно которому любое использование земли осуществляется за плату, за исключением случаев, установленных федеральными законами и законами субъектов Российской Федерации.

Согласно пункту 1 статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации использование земли в Российской Федерации является платным. Формами платы за использование земли являются земельный налог (до введения в действие налога на недвижимость) и арендная плата.

В силу пункта 1 статьи 388 Налогового кодекса Российской Федерации налогоплательщиками земельного налога признаются организации, обладающие земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования.

Суд установил, что возведенные Предпринимателем постройки расположены на земельном участке, принадлежащем Академии на праве постоянного (бессрочного) пользования. Следовательно, Академия, как обладатель права постоянного (бессрочного) пользования на спорный земельный участок, является плательщиком земельного налога, а не арендной платы.

Факт пользования ответчиком земельным участком, принадлежащим Академии, установлен судом и подтвержден материалами дела.

Таким образом, вывод суда об отсутствии неосновательного обогащения ответчика за счет истца является ошибочным, однако это не повлияло на правильность окончательного вывода суда о необходимости отказа в удовлетворении заявленных требований в силу следующего.

Предприниматель пользовался спорным земельным участком без оплаты, поэтому неосновательно сберег за счет истца плату за землю в размере земельного налога, уплаченного Академией в указанный период за земельный участок, фактически занимаемый ответчиком, размер которой истец не доказал. Таким образом, суд пришел к правильному выводу о недоказанности размера сбереженного имущества и правомерно отказал в иске о взыскании неосновательного обогащения.

Суд пришел к правильному выводу о недоказанности размера сбереженного имущества и правомерно отказал в иске о взыскании неосновательного обогащения.

Предприниматель обратился в арбитражный суд с иском к Обществу о взыскании 219 691 рубля 58 копеек, в том числе 182 365 рублей 38 копеек долга за пользование земельным участком площадью 403,51 квадратного метра за период с 2004 по 2007 годы включительно и 37 326 рублей 20 копеек процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заявленные требования мотивированы тем, что в названный период ответчик неосновательно пользовался земельным участком без оплаты.

Решением суда первой инстанции в удовлетворении заявленных требований отказано. Руководствуясь статьей 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, пунктом 7 статьи 1, пунктом 1 статьи 65 Земельного кодекса Российской Федерации, статьями 608, 1102, пунктом 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 388 Налогового кодекса Российской Федерации, суд исходил из того, что Предприниматель не доказал факт неосновательного пользования Обществом земельным участком и размер неосновательного обогащения.

При обращении в суд с иском о взыскании неосновательного обогащения истец должен доказать факт неосновательного обогащения ответчика за счет истца в результате пользования имуществом последнего и размер неосновательного обогащения.

Земельным кодексом Российской Федерации и Гражданским кодексом Российской Федерации установлено право ограниченного пользования чужим земельным участком (сервитут).

Согласно пунктам 1 и 3 статьи 274 Гражданского кодекса Российской Федерации сервитут может устанавливаться для обеспечения прохода и проезда через соседний земельный участок собственника недвижимого имущества, которые не могут быть обеспечены без установления сервитута. Сервитут устанавливается по соглашению между лицом, требующим установления сервитута, и собственником соседнего участка и подлежит регистрации в порядке, установленном для регистрации прав на недвижимое имущество.

В пункте 6 статьи 23 Земельного кодекса Российской Федерации и пункте 5 статьи 274 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что собственник участка, обремененного сервитутом, вправе, если иное не предусмотрено законом, требовать от лиц, в интересах которых установлен сервитут, соразмерную плату за пользование участком.

Суд установил, что транспортные средства ООО осуществляли проезд по дороге площадью 403,51 квадратного метра, проходящей через земельный участок, выкупленный Предпринимателем с обременением, являющимся по существу сервитутом, однако Общество использовало земельный участок для проезда без заключения соглашения о сервитуте.

В силу пункта 1 статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение), за исключением случаев, предусмотренных статьей 1109 настоящего Кодекса.

В пункте 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации предусмотрено, что лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило.

Общество пользовалось чужим земельным участком без оплаты, следовательно, у него возникло неисполненное обязательство из неосновательного обогащения, поэтому вывод суда о том, что истец не доказал факт неосновательного пользования, является ошибочным.

Истец предъявил требование о взыскании суммы неосновательного обогащения за период с 2004 по 2007 годы, однако приобрел в собственность земельный участок площадью 3705,41 квадратного метра лишь 09.02.2007, поэтому именно с этой даты вправе требовать взыскания неосновательного обогащения, выразившегося в сбережении платы за сервитут (пункт 6 статьи 23 Земельного кодекса Российской Федерации).

Представленный Предпринимателем расчет суммы неосновательного обогащения, выполненный исходя из ставки арендной платы с применением методики расчета за землепользование в городе Костроме, суд обоснованно не принял во внимание, так как Общество сберегло не арендную плату, а плату за право ограниченного пользования земельным участком Предпринимателя, размер которой истец не доказал, в связи с чем суд пришел к правильному выводу о недоказанности размера сбереженного имущества и правомерно отказал в иске о взыскании неосновательного обогащения.

Неосновательное обогащение взыскивается в размере арендной платы, если выявлена направленность воли ответчика на установление арендных отношений.

Комитет обратился в арбитражный суд с иском к ЗАО о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком в сумме 7 466 рублей 01 копейки, процентов за пользование чужими денежными средствами в сумме 924 рублей 02 копеек, а также процентов с 7 466 рублей 01 копейки по ставке рефинансирования Банка России 11 процентов годовых до момента фактического исполнения денежного обязательства.

Заявленные требования мотивированы тем, что ответчик в указанный период пользовался земельным участком и не вносил за это плату.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены.

Окружной суд счел, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в силу следующего.

В пункте 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации установлено, что в случаях, когда в возмездном договоре цена не предусмотрена и не может быть определена исходя из условий договора, исполнение договора должно быть оплачено по цене, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

При определении размера неосновательного обогащения суд применил методику расчета арендной платы, установленную постановлением Законодательного собрания, и методику расчета арендной платы, утвержденную постановлением Правительства области. Однако суд не учел, что при определении неосновательного обогащения в размере арендной платы необходимо установить направленность воли ответчика на установление арендных правоотношений.

В материалах дела отсутствуют документы, свидетельствующие о волеизъявлении ответчика на получение земельного участка в аренду.

Представители истца и ответчика в судебном заседании подтвердили, что волеизъявление Общества всегда было направлено на приобретение земельного участка в собственность.

Более того, вступившим в законную силу решением арбитражного суда признано незаконным бездействие Администрации, выразившееся в непредоставлении в собственность ЗАО и необеспечении изготовления кадастровой карты (плана) земельного участка. Суд обязал Администрацию обеспечить изготовление кадастровой карты (плана) земельного участка и направить в адрес ЗАО договор купли-продажи земельного участка, определив границы и размер земельного участка с учетом фактически используемой площади.

Постановлением Администрации «О предоставлении в собственность ЗАО земельного участка» Обществу предоставлен в собственность земельный участок площадью 22724 квадратных метра, для эксплуатации зданий и сооружений производственной базы. В пункте 2 указанного постановления Обществу предложено заключить с Комитетом договор купли-продажи земельного участка и осуществить государственную регистрацию права собственности на упомянутый земельный участок.

Таким образом, воля сторон была направлена на установление права собственности на земельный участок и Общество, использующее земельный участок, сберегло за счет истца не арендную плату, а плату за землю в размере земельного налога.

При указанных обстоятельствах применение судом методик расчета арендной платы при определении размера неосновательного обогащения не соответствует фактическим обстоятельствам дела и в силу пункта 1 части 1 статьи 287 и части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации является основанием к отмене обжалуемых судебных актов с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

Если закон не предоставляет ответчику возможности владеть земельным участком на праве собственности или праве постоянного (бессрочного) пользования, то единственно возможной формой платы за землю для ответчика является не земельный налог, а арендная плата, исходя из размера которой и рассчитывается неосновательное обогащение.

Управление обратилось в арбитражный суд с иском к ФГУП о взыскании 1 938 700 рублей неосновательного обогащения за фактическое пользование 141 земельным участком, являющимся собственностью Российской Федерации.

Заявленное требование мотивировано тем, что ответчик пользовался земельными участками без оформления договоров аренды и поэтому обязан уплатить неосновательное обогащение.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, заявленные требования удовлетворены частично. Суд взыскал с ФГУП в пользу Управления 642 067 рублей 61 копейку неосновательного обогащения за период с 30.06.2005 по 31.12.2005. В удовлетворении остальной части требований суд отказал в связи с истечением срока исковой давности и непредставлением ответчиком доказательств пользования шестью земельными участками

В предмет доказывания по настоящему делу входят факт пользования земельными участками, отсутствие законных оснований для такого пользования и размер неосновательного обогащения ответчика за счет истца.

Факт использования ответчиком без оплаты ста тридцати пяти земельных участков в период с 30.06.2005 по 31.12.2005 установлен судом и ответчиком не оспаривается.

Лицо, неосновательно временно пользовавшееся чужим имуществом без намерения его приобрести либо чужими услугами, должно возместить потерпевшему то, что оно сберегло вследствие такого пользования, по цене, существовавшей во время, когда закончилось пользование, и в том месте, где оно происходило (пункт 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации).

При этом может быть использовано правило пункта 3 статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации о применении цены, которая при сравнимых обстоятельствах взимается за аналогичные товары, работы или услуги.

Согласно пункту 1 статьи 20 Земельного кодекса Российской Федерации в постоянное (бессрочное) пользование земельные участки предоставляются государственным и муниципальным учреждениям, казенным предприятиям, а также органам государственной власти и органам местного самоуправления.

Указанная норма права не предоставляет ФГУП возможности владеть земельными участками на праве постоянного (бессрочного) пользования. Следовательно, возможной формой оплаты за землю для ответчика является арендная плата, а не земельный налог.

Суд оценил представленный истцом расчет неосновательного обогащения за период с 30.06.2005 по 31.12.2005, выполненный исходя из площадей земельных участков и в соответствии с действующими решениями собраний депутатов районов, и пришел к выводу о том, что он не противоречит части 3 статьи 424 и части 2 статьи 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, в связи с чем обоснованно взыскал с ответчика 642 067 рублей 61 копейку.

Вывод суда о наличии у ответчика неосновательного обогащения в заявленном размере сделан без исследования обстоятельств оплаты и пользования имуществом, а потому признан окружным судом преждевременным.

ООО обратилось в арбитражный суд с иском к акционерному обществу о взыскании 2 000 000 рублей неосновательного обогащения и 134 678 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

Исковые требования мотивированы обязанностью ответчика возвратить денежные средства, перечисленные истцом в качестве предоплаты во исполнение незаключенных договоров аренды, и уплатить проценты за пользование указанными денежными средствами.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, исковые требования удовлетворены. Руководствуясь статьями 433 (пунктом 3), 609 (пунктом 2), 1102 и 1107 Гражданского кодекса Российской Федерации, суды исходили из того, что указанные договоры аренды являются незаключенными ввиду отсутствия их государственной регистрации, поэтому полученные ответчиком денежные средства являются его неосновательным обогащением и подлежат возврату истцу.

Окружной суд счел необходимым отменить оспариваемые судебные акты и направить дело на новое рассмотрение в суд первой инстанции по следующим основаниям.

Согласно пункту 1 статьи 1102 Кодекса лицо, которое без установленных законом, иными правовыми актами или сделкой оснований приобрело или сберегло имущество (приобретатель) за счет другого лица (потерпевшего), обязано возвратить последнему неосновательно приобретенное или сбереженное имущество (неосновательное обогащение).

По смыслу приведенной нормы, для возникновения кондикционного обязательства необходимо наличие двух условий в совокупности: 1) отсутствие правового основания для обогащения; 2) увеличение или сохранение имущества на стороне приобретателя явилось результатом соответствующего его уменьшения на стороне потерпевшего.

Применительно к настоящему делу указанное понимание статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации означает, что существенными для рассматриваемого дела обстоятельствами являются: заключенность подписанных сторонами договоров аренды и наличие пользования истцом имуществом, полученным от ответчика.

Согласно статьям 609 и 651 Гражданского кодекса Российской Федерации договор аренды недвижимого имущества, заключенный на срок не менее года, подлежит государственной регистрации и считается заключенным с момента его регистрации.

Суды оценили предмет аренды по договору и пришли к выводу, что торговые места, оборудованные холодильными камерами, относятся к объектам недвижимого имущества, а потому сделка, заключенная на срок более одного года, подлежала государственной регистрации. Между тем суды фактически не исследовали, что представляют собой торговые места, и не дали им должную характеристику с учетом определения недвижимого имущества, содержащегося в пункте 1 статьи 130 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Кроме того, ответчик, как следует из материалов дела, в суде первой инстанции, а также в судах апелляционной и кассационной инстанций ссылался на то, что истец с 14.06.2007 фактически пользовался торговыми местами на территории рынка и осуществлял с них торговлю продовольственными товарами. Однако суды не проверили указанный довод, не установили, какими именно торговыми местами пользовалось ООО, и не выяснили обстоятельств оплаты пользования данным имуществом ответчика.

Без исследования упомянутых обстоятельств вывод суда о наличии у ответчика неосновательного обогащения в заявленном размере является преждевременным.

В силу изложенного кассационная инстанция сочла, что при рассмотрении дела суды первой и второй инстанций неполно выяснили фактические обстоятельства, имеющие значение для дела, что является основанием к отмене принятых судебных актов.

Окружной суд признал вывод суда о недоказанности обогащения ответчика за счет истца не соответствующим обстоятельствам дела и представленным в материалы дела документам.

ОАО обратилось в арбитражный суд с иском к ООО о взыскании 480 694 рублей 40 копеек неосновательного обогащения за пользование частью земельного участка и 82 302 рублей процентов за пользование чужими денежными средствами.

Заявленное требование мотивировано тем, что ответчик необоснованно без оплаты пользовался частью земельного участка, предоставленного истцу на праве постоянного (бессрочного) пользования, в связи с чем неосновательно обогатился за счет истца в размере уплаченного им земельного налога.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения постановлением апелляционной инстанции, в удовлетворении заявленных требований отказано. При разрешении спора суд руководствовался статьями 1102, 1105 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьей 388 Налогового кодекса Российской Федерации и пришел к выводу о том, что истец не доказал факт обогащения ответчика за его счет. Кроме того, действующее налоговое законодательство не предусматривает возможности возмещения уплаченного налогоплательщиком земельного налога за счет других лиц.

Окружной суд счел, что обжалуемые судебные акты подлежат отмене с направлением дела на новое рассмотрение в суд первой инстанции в силу следующего.

По иску о взыскании неосновательного обогащения за пользование земельным участком истец должен доказать факт пользования ответчиком земельным участком, факт неосновательного обогащения ответчика за счета истца и размер неосновательного обогащения.

Факт пользования ООО земельным участком площадью 13414,2 квадратного метра, входящим в состав земельного участка площадью 93760 квадратных метров, признан ответчиком в отзыве на исковое заявление и подтверждается представленными в материалы дела документами по проверке Управлением Федерального агентства кадастра объектов недвижимости по Владимирской области соблюдения земельного законодательства (актом проверки и протоколом об административном правонарушении), согласно которым ответчик пользуется земельным участком площадью 13414,2 квадратного метра без оформления соответствующих правоустанавливающих документов на него.

Из представленных в материалы дела налоговых деклараций по земельному налогу и письма Инспекции Федеральной налоговой службы усматривается, что Общество является плательщиком земельного налога за пользование земельным участком общей площадью 93760 квадратных метров. В спорный период задолженность по земельному налогу взыскивалась с ОАО в принудительном порядке, а также оплачивалась должником добровольно, что также подтверждается материалами дела.

Таким образом, ответчик пользовался частью земельного участка, входящего в состав предоставленного истцу на праве постоянного бессрочного пользования земельного участка общей площадью 93760 квадратных метров, без оформления правоустанавливающих документов и без оплаты.

При указанных обстоятельствах вывод суда о том, что истец не доказал факт обогащения ответчика за его счет, не соответствует обстоятельствам дела и представленным в материалы дела документам. Кроме того, вывод суда о необходимости отказа в иске о взыскании неосновательного обогащения на том основании, что действующее налоговое законодательство не предусматривает возможности уплаты земельного налога за счет других лиц, признан судом кассационной инстанции ошибочным, так как предметом иска является не возмещение земельного налога, а взыскание неосновательного обогащения (платы за землю) в размере уплаченного земельного налога. На основании пункта 3 части 1 статьи 287 и части 1 статьи 288 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации обжалуемые судебные акты отменены и дело направлено на новое рассмотрение в суд первой инстанции.

 

Судья

Е.Н. Шишкина

 

Помощник судьи

М.Е. Емелина

 

Сервис временно не доступен