Практика применения положений главы 30 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации «Производство по делам об оспаривании решений третейских судов и о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение решений третейских судов»

Гарантируя государственную, в том числе судебную, защиту прав и свобод человека и гражданина, Конституция Российской Федерации одновременно закрепляет право каждого защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом. К числу общепризнанных в современном правовом обществе – способов разрешения гражданско-правовых споров, проистекающих из свободы договора, которой наряду с автономией воли участников предпринимательской и иной экономической деятельности обусловливаются диспозитивные начала гражданско-правовых и гражданско-процессуальных отношений, относится обращение в третейский суд – международный коммерческий арбитраж или внутренний третейский суд (постоянно действующий третейский суд или третейский суд, образованный сторонами для решения конкретных споров)1

Возможность разрешения гражданско-правовых споров посредством третейского разбирательства закреплена в гражданском законодательстве и соответствующих процессуальных нормах.

Так, в силу пункта 1 статьи 11 Гражданского кодекса Российской Федерации защиту нарушенных или оспоренных гражданских прав осуществляет в соответствии с подведомственностью дел, установленной процессуальным законодательством, суд, арбитражный суд или третейский суд.

В части 6 статьи 4 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации закреплено право передачи по соглашению сторон подведомственного арбитражному суду спора, возникающего из гражданских правоотношений, до принятия арбитражным судом судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, на рассмотрение третейского суда, если иное не установлено федеральным законом.

Федеральный закон от 24.07.2002 № 102-ФЗ «О третейских судах в Российской Федерации» (далее – Закон о третейских судах) является основным правовым актом, регулирующим порядок образования и деятельности третейских судов в России. В то же время законодательство о третейских судах и третейском разбирательстве состоит и из иных федеральных законов, регулирующих те или иные вопросы третейского разбирательства и порядка исполнения решений, принимаемых третейскими судами на территории Российской Федерации. К таким законам прежде всего относится Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (далее – Кодекс).

Согласно пункту 2 статьи 1 Закона о третейских судах в третейский суд может по соглашению сторон третейского разбирательства передаваться любой спор, возникающий из гражданских правоотношений, если иное не установлено федеральным законом.

Ссылка на гражданско-правовой характер спора как критерий его возможного разрешения посредством третейского разбирательства означает, что в системе действующего правового регулирования не допускается передача на рассмотрение третейского суда споров, возникающих из административных и иных публичных правоотношений, а также дел, рассматриваемых в порядке особого производства, не отвечающих традиционным признакам споров о праве (дела об установлении фактов, имеющих юридическое значение, о несостоятельности (банкротстве) и другие).

Закон предусматривает следующие формы судебного контроля за решениями третейских судов: либо при оспаривании решения третейского суда, либо при производстве по делам о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение такого решения (глава 30 Кодекса).

В случае, если арбитражный суд установит, что спор не может быть предметом третейского разбирательства в силу отсутствия компетенции третейского суда на рассмотрение такого спора, то указанные обстоятельства в силу пункта 3 части 2 статьи 233 и пункта 3 части 2 статьи 239 Кодекса являются основанием для отмены решения третейского суда или отказа в выдаче исполнительного листа.

В настоящее время обсуждаемым является вопрос о возможности рассмотрения третейскими судами споров, вытекающих из корпоративных правоотношений. Эта проблема прежде всего связана с характеристикой «специальной подведомственности» корпоративных споров государственным арбитражным судам.

Арбитражными судами, в том числе Федеральным арбитражным судом Волго-Вятского округа, занята твердая позиция о том, что предметом третейского разбирательства не могут быть корпоративные споры, поскольку в силу статьи 33 Кодекса эти споры отнесены к специальной подведомственности арбитражных судов.

Так, по одному из дел, при рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, арбитражный суд установил, что спор между сторонами относится к корпоративным спорам, так как связан с неисполнением обязательств по договору об уступке доли в уставном капитале общества. Государственный суд счел не подлежащим рассмотрению третейским судом данного спора в силу специальной подведомственности этих дел арбитражному суду, в связи с чем отказал в удовлетворении заявления.

Упоминание в статье 33 Кодекса о специальной подведомственности корпоративных споров не только свидетельствует о разграничении компетенции судов общей юрисдикции и арбитражных судов, но и означает, что подобные споры не могут быть переданы на разрешение третейских судов в силу характера и специфики правоотношений, порождающих такие споры, поэтому суд кассационной инстанции счел правомерным отказ арбитражного суда первой инстанции в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда2

Аналогичной позиции придерживаются Федеральные арбитражные суды Поволжского и Московского округов3

В то же время позиция о неподведомственности корпоративных споров третейским судам выглядит уязвимой с точки зрения нормативно закрепленного права по соглашению сторон третейского разбирательства передавать любой спор, вытекающий из гражданских правоотношений на рассмотрение третейскому суду. Для установления четкой определенности для сторон, подписавших соглашения о рассмотрении возникших между ними споров в третейском суде, по обращению с возникшим спором в третейский суд, а также непосредственно для третейских судов необходимо разъяснить данный вопрос в постановлении Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа рассматривал и иные споры, которые наглядно показывают, какие категории дел могут (не могут) быть предметом третейского разбирательства.

Третейский суд не вправе рассматривать требования кредитора по денежным обязательствам и об уплате обязательных платежей, предъявленных к должнику, в отношении которого арбитражным судом определением введена процедура о несостоятельности (банкротстве) – наблюдении.

Рассмотрев заявление об отмене решения третейского суда, государственный суд пришел к выводу об отсутствии оснований для отмены решения третейского суда, предусмотренных статьей 233 Кодекса, и определением отказал в удовлетворении заявления.

Не согласившись с позицией арбитражного суда первой инстанции, суд округа отменил обжалуемое определение и удовлетворил заявление, отменив решение третейского суда на основании пунктов 1 и 2 части 3 статьи 233 Кодекса. Суд кассационной инстанции установил, что на момент обращения кредитора в третейских суд с исковым требованием о взыскании денежных обязательств в отношении должника введена процедура наблюдения. Данное обстоятельство в силу статьи 33 Кодекса и статьи 63 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» исключает право третейского суда на рассмотрение указанного спора4

Третейский суд не вправе рассматривать спор с участием третьего лица, не являющегося стороной третейского соглашения, при отсутствии согласия сторон спора и третьих лиц на участие в третейском разбирательстве.

Предметом третейского разбирательства являлся иск о признании постановки на кадастровый учет земельного участка и признании отсутствующим права собственности на данный земельный участок. В процессе рассмотрения спора третейский суд привлек к участию в деле третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора. Третейский суд решением прекратил производство по делу в части требования о признании постановки на кадастровый учет земельного участка и отказал в удовлетворении остальной части иска.

Не согласившись с решением третейского суда, истец в порядке, предусмотренном в статьях 230 – 233 Кодекса, обратился в арбитражный суд с требованием об отмене решения третейского суда.

Арбитражный суд определением, оставленным без изменения постановлением суда кассационной инстанции, отменил решение третейского суда на основании части 3 статьи 233 Кодекса.

Суды пришли к выводу о том, что земельный участок, являющийся предметом спора, принадлежит Российской Федерации, которая не является стороной третейского разбирательства. Для привлечения указанного лица к разбирательству в третейском суде в качестве третьего лица требовалось его согласие, выраженное в письменной форме. В рассмотренном случае сведения о согласии сторон спора и третьего лица на участие в третейском разбирательстве третьего лица отсутствовали5

Третейский суд уполномочен рассматривать требования нового кредитора, которому при уступке прав требований (цессии) перешло право требования по договору, содержащему третейскую оговорку.

Третейский суд взыскал с должника в пользу нового кредитора долг по кредитным договорам и обратил взыскание на заложенное имущество по договорам залога. Право требования нового кредитора к должнику основано на договоре цессии, заключенном новым и прежним кредиторами.

Неисполнение должником решения третейского суда в добровольном порядке явилось основанием для обращения нового кредитора с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Арбитражный суд выдал исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

Рассмотрев доводы должника об отсутствии у нового кредитора прав на обращение в третейский суд, арбитражный суд кассационной инстанции, сославшись на положения статей 382 и 384 Гражданского кодекса Российской Федерации, указал на то, что право на защиту интересов конкретным способом и в конкретном суде, избранном первоначальными сторонами, также переходит к цессионарию; специального указания о переходе прав по третейской оговорке в тексте договора уступки прав не требуется, в связи с чем к новому кредитору перешло право обратиться в третейский суд6.

По общему правилу решение третейского суда является окончательным для сторон и не может быть пересмотрено в порядке, установленном для пересмотра судебных актов государственных судов, то есть государственный суд не наделен полномочиями по пересмотру решений третейских судов7. Важно подчеркнуть, что в отличие от решения арбитражного суда, приобретающего обязательность в силу его властного характера как акта органа судебной власти, свойство обязательности решение третейского суда приобретает в силу договора сторон.

Третейское соглашение считается надлежащим образом оформленным, если стороны согласовали условие о возможности рассмотрения возникших между сторонами споров в третейском суде в подписанном ими договоре.

Арбитражный суд удовлетворил заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Не согласившись с принятым судебным актом, должник обратился в суд округа с кассационной жалобой, в которой указал на отсутствие между сторонами заключенного в соответствии со статьей 5 Закона о третейских судах третейского соглашения.

Суд кассационной инстанции учел положения статей 5, 7 и 17 Закона о третейских судах, принял во внимание факт согласования сторонами третейского соглашения, подписанного в рамках заключенного между юридическими лицами договора (третейское соглашение оформлено в виде пункта договора поставки) и признал вывод суда первой инстанции о наличии соглашения

о передаче спора в третейский суд обоснованным8

 

Если по соглашению сторон решение третейского суда является окончательным и оспариванию не подлежит, то арбитражный суд прекращает в соответствии с пунктом 1 части 1 статьи 150 Кодекса производство по заявлению об отмене решения третейского суда.

Арбитражный суд также прекращает производство по заявлению об обжаловании решения третейского суда или по кассационной жалобе на определение арбитражного суда о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если с заявлением (жалобой) обратилось лицо, не являющееся лицом, участвующим в третейском разбирательстве, и обжалуемым судебным актом не затрагиваются права и законные интересы заявителя9

Решение третейского суда в любом случае не может быть отменено в процедуре его обжалования, если был выдан исполнительный лист на принудительное исполнение обжалуемого решения.

Суд первой инстанции определением прекратил производство по заявлению об обжаловании решения третейского суда. Прекращение производства по делу обусловлено наличием соглашения сторон об окончательности и отсутствие прав на обжалование решения третейского суда.

При рассмотрении доводов кассационной жалобы суд округа установил, что до процедуры обжалования решения третейского суда определением арбитражного суда, вступившим в законную силу, был выдан исполнительный лист на принудительное исполнение обжалуемого в рамках рассмотренного спора решения третейского суда. При этом суд кассационной инстанции обратил внимание заявителя на то, что решение третейского суда, на принудительное исполнение которого был выдан исполнительный лист, становится окончательным, не подлежит пересмотру по экстраординарным основаниям и не нарушает основополагающих принципов российского права. Суд округа учел данные обстоятельства, указав на отсутствие у суда первой инстанции правовых оснований для отмены решения третейского суда10

У арбитражного суда не имеется правовых оснований для отказа в удовлетворении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, если до рассмотрения этого заявления арбитражный суд отказал в удовлетворении заявления об отмене третейского решения по аналогичным основаниям.

Не установив оснований для отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренных статьей 239 Кодекса, арбитражный суд удовлетворил заявление и выдал исполнительный лист на принудительное исполнение решения третейского суда.

При рассмотрении заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда было установлено, что возражения относительно выдачи исполнительного листа аналогичны возражениям, исследованным при рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда в рамках иного дела.

Суд кассационной инстанции пояснил, что при рассмотрении заявления об отмене решения третейского суда и заявления о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда арбитражный суд устанавливает основания для отмены решения и отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренныестатьями 233 и 239 Кодекса. Анализ данных норм позволяет сделать вывод о схожести оснований для отмены решения и отказа в выдаче исполнительного листа. При рассмотрении заявлений суд фактически дает оценку одним и тем же обстоятельствам дела.

При указанных обстоятельствах суд округа не усмотрел оснований для отмены обжалуемого судебного акта11

Нарушение должником условий частично исполненного мирового соглашения, утвержденного решением третейского суда, не является препятствием для обращения кредитора в арбитражный суд с заявлением о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда.

Не усмотрев оснований для отказа в выдаче исполнительного листа, предусмотренных статьей 239 Кодекса, государственный суд удовлетворил заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда, которым было утверждено мировое соглашение, заключенное между кредитором и должником.

Суд округа согласился с позицией суда первой инстанцией, указав на то, что частичное исполнение должником мирового соглашения не является обстоятельством, препятствующим к выдаче исполнительного листа. Сославшись на определение Конституционного Суда Российской Федерации от 13.10.2009 № 1286-О-О, суд округа пояснил, что факт выдачи исполнительного листа на утвержденное решением третейского суда мировое соглашение не свидетельствует о том, что мировое соглашение будет исполняться не в соответствии с его указанными условиями в этом соглашении и в решении третейского суда. Суд округа счел обоснованным указание арбитражным судом в резолютивной части определения о выдаче исполнительного листа на общий размер задолженности и порядок оплаты, зафиксированные в мировом соглашении, так как исполнительный лист выдается в соответствии с резолютивной частью судебного акта, которым утверждено мировое соглашение12

Зачастую при обращении в суд кассационной инстанции с жалобой на судебные акты, принятые судом первой инстанции в соответствии с главой 30 Кодекса, заявитель обращается с ходатайством о приостановлении исполнения принятого судебного акта в порядке статьи 283 Кодекса, где предусмотрено право арбитражного суда кассационной инстанции на приостановление судебных актов, принятых арбитражными судами первой и апелляционной инстанций.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа, несмотря на процессуальную неопределенность в данном вопросе, при установлении возможности приостановления исполнения решения третейского суда, придерживается такой позиции, что при обращении с ходатайством о приостановлении исполнения решение третейского суда суд округа вправе рассмотреть данное ходатайство на основании статьи 283 Кодекса13.

Аналогичной позиции придерживаются Федеральные арбитражные суды Уральского, Северо-Западного, Центрального и других округов.

Несмотря на единообразие в возможности рассмотрения судом округа ходатайств о приостановлении исполнения решения третейского суда, Федеральный арбитражный суд Северо-Кавказского округа придерживается иной точки зрения, согласно которой приостановление исполнения решений третейского суда не входит в полномочия суда кассационной инстанции14

Процессуально неопределенным является и вопрос, касающийся рассмотрения кассационной жалобы на определение об отказе в пересмотре определения об отмене решения третейского суда по вновь открывшимся обстоятельствам. Позиция Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа заключается в том, что заявление о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам судебного акта, принятого судом по правилам главы 30 Кодекса, подлежит обжалованию в суде апелляционной инстанции.

Сославшись на положения статей 317 (частей 1 и 5) и 188 (частей 3 и 5) Кодекса, суд кассационной инстанции прекратил производство по кассационной жалобе на определение суда об отказе в удовлетворении заявления о пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения об отмене решения третейского суда, указав на то, что судебный акт не обжалован в арбитражный суд апелляционной инстанции.

При рассмотрении жалобы, поданной по правилам статьи 291 Кодекса, на определение о прекращении производства по кассационной жалобе суд округа обратил внимание заявителя на то, что положения Кодекса и пункт 3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2009 № 36 «О Применении Кодекса при рассмотрении дел в арбитражном суде апелляционной инстанции» не предусматривают специального порядка обжалования определения арбитражного суда об отказе в пересмотре судебного акта по вновь открывшимся обстоятельствам, вынесенного в рамках рассмотрения дела об отмене решения третейского суда. Следовательно, при обжаловании определения об отказе в пересмотре по вновь открывшимся обстоятельствам определения об отмене решения третейского суда применяется общий порядок, то есть через апелляционную инстанцию15.

Данной позиции придерживается в своей практике и Седьмой арбитражный апелляционный суд16

В практике Федеральных арбитражных судов Западно-Сибирского и Поволжского округов существует отличная точка зрения по рассмотренной проблематике17

В целях обеспечения единообразия судебной практики предлагаем обсудить подготовленное обобщение на Президиуме Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа и опубликовать его в журнале «Экономические споры: проблемы теории и практики».

Судья Федерального арбитражного суда

Волго-Вятского округа Н.А. Каширская

помощник судьи О.А. Волгина

1 Постановление Конституционного Суда Российской Федерации от 26.05.2011 № 10-П.

2 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.06.2012 по делу № А17-8372/2011.

3 Постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19.09.2012 по делу № А12-8323/2012; постановление Федерального арбитражного суда Московского округа от 10.10.2011 по делу № А40-35844/2011.

4 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 18.05.2012 по делу № А29-9573/2011.

5 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 19.09.2012 по делу № А39-2143/2012.

6 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.12.2012 по делу № А82-4252/2012.

7 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25.03.2013 по делу № А82-8061/2012.

8 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.11.2012 по делу № А11-4823/2012.

9 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.11.2012 по делу № А38-2794/2012; определение Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.07.2012 по делу № А38-1389/2012.

10 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 26.02.2013 по делу № А38-7148/2012.

11 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 13.11.2012 по делу № А31-99/2012;

12 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 12.12.2012 по делу № А39-4187/2012.

13 Определения Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 15.08.2012 по делу № А43-13004/2012 и от 31.07.2012 по делу № А38-749/2012.

14 Определение Федерального арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 12.05.2012 по делу № А32-10861/2010.

15 Определения Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 03.04.2012 и 12.11.2012 по делу № А79-9393/2009.

16 Постановление Седьмого арбитражного апелляционного суда от 22.06.2012 по делу № А27-9702/2010.

17 Определение Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 11.10.2010 по делу № А45-2221/2008; постановление Федерального арбитражного суда Поволжского округа от 19.10.2010 по делу № А72-1702/2009.

Сервис временно не доступен