Практика рассмотрения споров, вытекающих из отношений энергоснабжения в период реформирования законодательства об электроэнергетике

Энергетика является одной из инфраструктурных отраслей экономики, от состояния которой, безусловно, зависит продвижение и прогресс страны в целом. Важнейшим условием успешного реформирования и эффективного развития и функционирования электроэнергетики является формирование развитой нормативно-правовой базы.

Датой начала преобразований российской электроэнергетики можно считать 11 июля 2001 года, когда подписано постановление Правительства Российской Федерации № 526 «О реформировании электроэнергетики Российской Федерации».

В 2003 году принят Федеральный закон от 26.03.2003 № 35-ФЗ «Об электроэнергетике» (далее – Закон об электроэнергетике), который определил концепцию и базовые принципы новой модели электроэнергетики страны и заложил правовую основу функционирования реформированной электроэнергетической отрасли.

В настоящее время в России активно продолжается процесс реформирования электроэнергетической отрасли. За последние несколько лет нормативное регулирование отрасли усовершенствовано подзаконными актами, принимаемыми Правительством Российской Федерации, которого Закон об электроэнергетике наделил полномочиями по утверждению подзаконных актов, направленных на более детальное регулирование отношений в сфере электроэнергетики.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 29.12.2011 № 1178 утверждены Основы ценообразования в области регулируемых цен (тарифов) в электроэнергетике (далее – Основы ценообразования № 1178) и Правила государственного регулирования (пересмотра, применения) цен (тарифов) в электроэнергетике.

Постановлением Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 № 442 «О функционировании розничных рынков электрической энергии, полном и (или) частичном ограничении режима потребления электрической энергии» (далее – Постановление № 442) утверждены Основные положения функционирования розничных рынков электрической энергии (далее – Основные положения № 442) и Правила полного и (или) частичного ограничения режима потребления электрической энергии (далее – Правила № 442), направленные на защиту интересов добросовестных потребителей и поставщиков и обеспечивающие развитие конкуренции при сохранении надежности электроснабжения.

В связи с принятием указанного Постановления № 442 внесены изменения в акты Правительства Российской Федерации по вопросам функционирования розничных рынков электрической энергии, в том числе в постановление Правительства Российской Федерации от 27.12.2004 № 861 «Об утверждении Правил недискриминационного доступа к услугам по передаче электрической энергии и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам по оперативно-диспетчерскому управлению в электроэнергетике и оказания этих услуг, Правил недискриминационного доступа к услугам администратора торговой системы оптового рынка и оказания этих услуг и Правил технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям» (далее – Правила № 861).

Следует заметить, что с момента принятия Правительством Российской Федерации Постановления № 442 наступил новый этап реформирования электроэнергетики Российской Федерации. Изменения направлены на повышение прозрачности расчетов на розничном рынке электрической энергии и мощности, что повлекло изменение принципов ценообразования на электрическую энергию и мощность.

Цель настоящего исследования состоит в том, чтобы на основе постановлений Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа, принятых с января 2013 года по апрель 2014 года, обозначить некоторые подходы, выработанные на сегодняшний день судебной практикой при разрешении споров, связанные с применением Постановления № 442.

Анализ судебных споров, связанных с применением законодательства, регулирующего отношения по передаче электрической энергии, свидетельствует о разнообразии предъявляемых исков и избираемых сторонами способов защиты. В их числе иски о понуждении к заключению договора и понуждении к исполнению обязательств по договору; об урегулировании разногласий при заключении договора; о признании недействительным договора и отдельных пунктов договора; о взыскании убытков, причиненных ненадлежащим исполнением договора; о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии и процентов за пользование чужими денежными средствами; о взыскании неосновательного обогащения.

Споры, касающиеся заключения и расторжениядоговоров, обеспечивающих продажу электрической энергии

В современных условиях регулирование процессов производства, передачи и потребления электрической энергии обеспечивается целой системой договоров, каждый из которых должен регламентировать свою сферу отношений. Однако использование различных договорных конструкций в сфере энергетики приводит к серьезным осложнениям правоприменительной, и прежде всего судебной, практики. В пункте 27 Основных положений № 442 установлено, что электрическая энергия реализуется на розничных рынках на основании следующих видов договоров, обеспечивающих продажу электрической энергии:

- договор энергоснабжения;

- договор купли-продажи (поставки) электрической энергии.

Основные положения № 442 впервые закрепляют легальное определение договора энергоснабжения, регламентирующего отношения на розничных рынках электрической энергии. Оно отличается от определения, установленного статьей 539 Гражданского кодекса Российской Федерации. Согласно пункту 28 Основных положений № 442 по договору энергоснабжения гарантирующий поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии (мощности), а также самостоятельно или через привлеченных третьих лиц оказывать услуги по передаче электрической энергии и услуги, оказание которых является неотъемлемой частью процесса поставки электрической энергии потребителям, а потребитель (покупатель) – оплачивать приобретаемую электрическую энергию (мощность) и оказанные услуги. По договору купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности) гарантирующий поставщик обязуется осуществлять продажу электрической энергии (мощности), а потребитель (покупатель) – принимать и оплачивать приобретаемую электрическую энергию (мощность) пункт 29 Основных положений № 442).

Возникает вопрос: в чем отличие договора энергоснабжения от договора купли-продажи электрической энергии? Детальный анализ положений действующего законодательства позволяет сделать вывод, что различия данных договоров заключаются только в их конструкциях: если в договоре энергоснабжения в обязанности продавца входит помимо передачи права на реализуемую электроэнергию также обязанность обеспечить оказание потребителю услуг, являющихся неотъемлемой частью процесса энергоснабжения, то по договору купли-продажи (поставки) электроэнергии предусматривается обязанность только по подаче прав на реализуемую электрическую энергию (осуществить продажу электрической энергии). Следует отметить, что оба договора могут заключаться как гарантирующим поставщиком, так и энергосбытовой организацией.

Огромное значение имеет то, что в случае заключения данных договоров с гарантирующим поставщиком они являются публичными.

Договор купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности), разновидностью которого является договор купли-продажи электрической энергии в целях компенсации потерь, является публичным и обязательным для заключения гарантирующим поставщиком.

Так, в процессе рассмотрения спора об урегулировании разногласий при заключении договора купли-продажи электрической энергии для компенсации потерь в электрических сетях в суде апелляционной инстанции истец (гарантирующий поставщик) заявил ходатайство об отказе от иска, которое рассмотрено и отклонено судом апелляционной инстанции.

Рассмотрев довод истца о необоснованном отказе в удовлетворении ходатайства, суд округа указал на то, что гарантирующий поставщик электрической энергии – это коммерческая организация, обязанная заключить договор купли-продажи электрической энергии с любым обратившимся к ней потребителем электрической энергии, в том числе и с сетевой организацией (ответчиком). Договор, в отношении которого у сторон возникло разногласие, является публичным и обязательным для заключения истцом. Гарантирующий поставщик, заявив в суде апелляционной инстанции отказ от исковых требований, фактически уклоняется от заключения публичного договора, что в силу пунктов 9 и 29 Основных положений № 442 и статьи 426 Гражданского кодекса Российской Федерации недопустимо1.

Гарантирующий поставщик на основании пунктов 1 и 4 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации вправе обратиться в суд за рассмотрением спора, возникшего с сетевой организацией при заключении договора купли-продажи электрической энергии в целях компенсации потерь.

Поводом для обращения в арбитражный суд с иском гарантирующего поставщика к сетевой организации явилось неурегулирование сторонами разногласий, возникших при заключении договора купли-продажи электрической энергии для компенсации потерь в электрических сетях.

Суды установили, что обязанность сетевой организации заключить договор купли-продажи электрической энергии в целях компенсации потерь предусмотрена Законом об электроэнергетике, поэтому гарантирующий поставщик имел право обратиться в суд за защитой своего права в соответствии с пунктами 1 и 4 статьи 445 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Основанные на статье 32 Закона об электроэнергетике, статье 445 Гражданского кодекса Российской Федерации и пункте 128 Основных положений № 442 доводы сетевой организации о том, что с иском об урегулировании разногласий вправе обратиться только сетевая организация (ответчик), поскольку заключение договора купли-продажи электрической энергии для целей компенсации потерь обязательно для гарантирующего поставщика, суд округа отклонил, как противоречащие толкованию статьи 32 Закона об электроэнергетике. Суд кассационной инстанции заметил, что договор купли-продажи электроэнергии в целях компенсации потерь направлен на восстановление прав гарантирующего поставщика; обязанность по заключению такого договора сетевой организацией предусмотрена законом2.

В судебной практике возникают трудности и относительно того, следует ли рассматривать исковые требования гарантирующего поставщика, предъявленные к потребителю о расторжении договора энергоснабжения по причине нарушения обязательств по оплате потребленной электрической энергии в том случае, если гарантирующий поставщик не воспользовался правом в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора.

Необходимо обратить внимание на то, что Гражданский кодекс Российской Федерации предусматривает односторонний отказ от исполнения договора наряду с возможностью расторжения договора по требованию одной из сторон.

В чем различие между односторонним отказом от исполнения договора и собственно расторжением договора?

Эти способы различаются по порядку их применения.

Односторонний отказ реализуется во внесудебном порядке и приводит к прекращению договорного правоотношения с момента получения уведомления другой стороны об одностороннем отказе.

Что касается расторжения договора, то он возможен только по решению суда.

Общее между этими способами в том, что оба они ведут к прекращению договорного правоотношения.

Истец не может быть ограничен в выборе способа защиты нарушенного права, который непосредственно ведет к общему правовому последствию – к прекращению договорного правоотношения.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа, рассматривая указанную категорию споров, занял твердую позицию о том, что наличие права гарантирующего поставщика на односторонний отказ от исполнения договора энергоснабжения по причине нарушения обязательств по оплате потребленной электрической энергии не лишает истца права требовать расторжения договора в судебном порядке.

Так, по одному из дел, при рассмотрении иска о расторжении договора энергоснабжения по причине неоднократного нарушения обязательств по оплате поставленной электрической энергии, суды первой и апелляционной инстанций указали на необоснованность заявленного иска, поскольку гарантирующий поставщик не воспользовался своим правом на односторонней отказ от исполнения обязательств.

Ссылаясь на пункт 53 Основных положений № 442, в котором закреплено право гарантирующего поставщика в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора полностью при неисполнении или исполнении ненадлежащим образом потребителем обязательств по оплате, а также на статьи 450 – 452 Гражданского кодекса Российской Федерации, суд округа счел возможным предъявление гарантирующим поставщиком иска о расторжении договора энергоснабжения. Суд кассационной инстанции отметил, что судебное расторжение договора является исключительной мерой, в связи с чем для расторжения договора энергоснабжения в судебном порядке недостаточно только довода истца о наличии со стороны ответчика ненадлежащего исполнения условий договора по оплате поставленного ресурса, необходимо также доказать, что нарушение договора ответчиком повлекло причинение ему такого ущерба, что он в значительной степени лишился того, на что вправе рассчитывать при заключении договора3.

Споры, касающиеся наступления гражданско-правовой ответственности по договорам, обеспечивающим продажу электрической энергии

Исходя из положений статьи 38 Закона об электроэнергетике и пункта 7 Основных положений № 442 субъекты электроэнергетики, обеспечивающие снабжение электрической энергией потребителей, в том числе гарантирующие поставщики, энергосбытовые (энергоснабжающие) организации, в ходе исполнения своих обязательств по заключаемым ими на оптовом рынке и розничных рынках договорам совместными действиями обеспечивают на розничных рынках надежность снабжения потребителей и качество электрической энергии в соответствии с требованиями технических регламентов и иными обязательными требованиями.

Действующим законодательством предусмотрено наступление ответственности гарантирующих поставщиков и сетевых организаций перед потребителями в двух случаях:

- за нарушение требований к надежности снабжения потребителя электрической энергией и ее качеству (пункты 7, 30 и 40 Основных положений № 442);

- за необоснованное введение ограничения режима потребления электрической энергии (пункт 25 Правил № 442).

Следует заметить, что по договору энергоснабжения гарантирующий поставщик несет перед потребителем (покупателем) ответственность за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору, в том числе за действия сетевой организации, привлеченной для оказания услуг по передаче электрической энергии, а также других лиц, привлеченных для оказания услуг, которые являются неотъемлемой частью процесса поставки электрической энергии потребителям (пункт 30 Основных положений № 442).

Так, прекращение подачи электроэнергии потребителю вследствие действий третьего лица влечет наступление ответственности у гарантирующего поставщика за нарушение обязательств по договору энергоснабжения.

По одному из дел потребитель предъявил исковые требования о взыскании с гарантирующего поставщика реального ущерба, составляющего стоимость испорченной продукции, в результате прекращения подачи электрической энергии.

Руководствуясь пунктами 7, 28 и 30 Основных положений № 442, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о доказанности совокупности условий, необходимых для возложения на гарантирующего поставщика ответственности в виде взыскания ущерба, в связи с чем удовлетворили исковые требования. Суд кассационной инстанции счел принятые судебные акты законными и обоснованными.

При рассмотрении спора суды установили подтвержденными материалами дела факт перерыва электроснабжения на объекте, принадлежащем потребителю, размер ущерба и причины порчи продукции. Суды отметили, что перерыв в подаче электрической энергии на опору, через которую осуществляется энергоснабжение объекта истца, вследствие действий третьего лица не освобождает гарантирующего поставщика от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств по договору энергоснабжения4.

В практике суда округа имеются и иные споры, касающиеся взыскания причиненных потребителю убытков, возникших ввиду отключения электрической энергии в результате действий (бездействий) сетевой компании.

Споры, касающиеся нарушения абонентом (потребителем) порядка оплаты потребленной электроэнергии

При рассмотрении указанной категории споров зачастую возникают вопросы относительно применения величины мощности (заявленной или фактической) и тарифа (одноставочного или двухставочного), подлежащего применению при расчетах поставленной электрической энергии.

С даты вступления в силу постановления Правительства Российской Федерации № 442, согласно которому внесены изменения в пункт 47 Правил № 861 и дополнены пунктом 15(1), заявленная мощность перестает участвовать как расчетная величина при определении стоимости оказанных услуг по передаче электрической энергии. При этом определены особенности перехода на новый порядок оплаты оказанных услуг для отдельных категорий потребителей.

Так, при необходимости применения в расчетах за оказанные услуги по передаче электрической энергии фактической или заявленной мощности позиция Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа заключается в том, что для гарантирующих поставщиков (энергосбытовых организаций) установлен специальный срок, когда сетевая организация обязана производить расчет стоимости с применением порядка определения объема услуг, предусмотренного абзацем 4 пункта 15 (1) Правил № 861, – не позднее 01.01.2013. С этой даты сетевая организация не вправе требовать применения иного способа определения обязательств по оплате услуг.

Таким образом, до 01 января 2013 года стороны вправе перейти на использование в расчетах за оказанные услуги по передаче электрической энергии фактической мощности только при наличии соответствующего соглашения.

В рамках рассмотрения спора о взыскании задолженности по оплате услуг по передаче электрической энергии за июль 2012 года разногласия сторон были связаны с применением в расчетах величины мощности. Исполнитель установил объемы оказанных услуг с учетом заявленной мощности, согласованной сторонами на 2012 год в договоре оказания услуг по передаче электрической энергии. Заказчик указывал на необходимость в силу абзаца 4 пункта 15 (1) Правил № 861 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации № 442) применять в расчетах фактическую мощность.

Суды первой и апелляционной инстанций признали представленный исполнителем расчет оказанных услуг соответствующим условиям договора и не противоречащим действующему законодательству.

Суды отклонили позицию заказчика, сославшись на положения пункта 15 (1) Правил № 861, по условиям которого определение обязательств энергосбытовой организации, действующей в интересах обслуживаемых ею по договорам энергоснабжения потребителей электрической энергии, по оплате услуг по передаче электрической энергии осуществляется в соответствии с вновь установленным порядком не позднее чем с 01.01.2013, а также на недоказанность внесения сторонами изменений в условия договора, заключенного сторонами.

Суды кассационной и надзорной инстанций указали на правомерность вывода судов о том, что характер императивной нормы положения абзаца второго пункта 47 Правил № 861 приобретают для субъектов спорного договора с 01.01.2013. Исходя из этого, суды правомерно не усмотрели оснований для расчета стоимости оказанных в июле 2012 года услуг по передаче электрической энергии по фактической мощности5.

Данной позиции придерживаются в практике Федеральный арбитражный суд Московского округа6 и Федеральный арбитражный суд Северо-Западного округа7.

Между тем в практике Федеральных арбитражных судов Северо-Западного8 и Западно-Сибирского9 округов существует отличная точка зрения по рассмотренной проблематике. Суды считают, что пункт 47 Правил № 861, содержащий запрет на использование величины заявленной мощности при расчетах за услуги по передаче электрической энергии, введен в действие с 12.06.2012, поэтому с внесением данных изменений в законодательство расчеты за указанные услуги следует производить с учетом фактической мощности.

Представляется, что для установления четкой определенности для рассмотрения аналогичных споров необходимо разъяснить данный вопрос в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

В практике рассмотрения указанных споров возникают и такие ситуации, когда сторонами не согласована величина заявленной мощности, применяемая в расчетах за оказанные услуги по передаче электрической энергии.

Практика Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа по данному вопросу сформирована таким образом, что в случае отсутствия между сторонами соглашения о величине мощности расчет стоимости услуг по передаче электрической энергии, произведенной до 01 января 2013 года, осуществляется исходя из величины мощности, установленной в тарифе на оказание данных услуг.

По одному из дел предметом исковых требований явилось взыскание задолженности за услуги по передаче электрической энергии в отношении вновь присоединенных потребителей, не включенных в договор оказания услуг по передаче электрической энергии.

Суды первой и апелляционной инстанций установили, что в 2011 году осуществлено технологическое присоединение 216 потребителей заказчика, которым оказаны исполнителем услуги по передаче электроэнергии без внесения изменений в договор оказания услуг по передаче электрической энергии. Заказчик как профессиональный участник розничного рынка электроэнергии не мог не знать о применяемом в соответствии с действующим законодательством порядке оплаты услуг по передаче электроэнергии в случае отсутствия между сторонами соглашения о величине мощности потребителей. Обладая информацией о величине мощности вновь присоединенных потребителей, заявитель не принял надлежащих мер для корректировки величины мощности на соответствующий период регулирования.

Исходя из указанных обстоятельств суды пришли к выводу о правомерности проведения расчета стоимости услуг, исходя из величины мощности, учтенной уполномоченным органом, при установлении тарифа на 2012 год.

Суд округа счел правомерными принятые судебные акты, указав на то, что использование фактической мощности для целей расчетов за оказанные услуги по передаче электроэнергии является императивным с 01.01.2013, если стороны не пришли к соглашению об ином. Соглашение исполнителя и заказчика услуг о возможности использования в расчетах величины фактической мощности в деле отсутствует.

Суд надзорной инстанции не усмотрел оснований для передачи данного спора в Президиум Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации10.

Что касается применения тарифа при расчетах стоимости оказанных услуг, то в связи принятием постановления Правительства Российской Федерации № 442 внесены изменения в пункт 81 Основ ценообразования № 1178, из анализа положений которого следует, что потребитель услуг по передаче электрической энергии вправе выбрать вариант тарифа на очередной год; для реализации этого права потребитель должен уведомить территориальную сетевую организацию о своем решении в течение одного месяца с даты официального опубликования тарифного решения, в этом случае достаточно одностороннего волеизъявления потребителя услуг.

С учетом положений Основ ценообразования № 1178, при которых осуществляется применение того или иного варианта тарифа, правом выбора тарифа обладают потребители, за исключением:

- населения и (или) приравненных к нему категорий потребителей;

- потребителей, энергопринимающие устройства которых непосредственно присоединены к переданным по согласованию в установленном порядке с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в аренду территориальным сетевым организациям объектам электросетевого хозяйства, входящим в единую национальную (общероссийскую) электрическую сеть;

- гарантирующих поставщиков, действующих в интересах указанных потребителей.

Таким образом, при применении приведенных положений действующего законодательства Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа придерживается такой позиции, что до 01 января 2013 года потребитель не вправе изменить в одностороннем порядке согласованный сторонами вариант тарифа, применяемый при расчете стоимости оказанных услуг по передаче электрической энергии.

При установлении варианта тарифа, применяемого при расчете стоимости оказанных в ноябре 2012 года услуг по передаче электрической энергии, суды указали на правомерность применения при расчетах сторон одноставочного тарифа, установленного исполнителем и заказчиком услуг в договоре оказания услуг по передаче электрической энергии.

Суд кассационной инстанции отклонил ссылку потребителя о том, что, применив двухставочный тариф при расчете стоимости услуг, оказанных в спорный период, он реализовал в соответствии с пунктом 81 Основ ценообразования № 1178 право выбора тарифа в течение периода регулирования. Суд округа обосновал это тем, что согласование в договоре об оказании услуг по передаче электрической энергии одноставочного тарифа на 2011 год осуществлено сторонами в соответствии с ранее действовавшим законодательством. В пункте 81 Основ ценообразования № 1178 прямо предусмотрено, что в расчетном периоде регулирования не допускается изменение варианта тарифа, если иное не будет установлено по взаимному соглашению сторон. Стороны в установленном порядке не согласовали изменение тарифа. Абзац 15 пункта 81 Основ ценообразования № 1178 (в редакции постановления Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 № 442) содержит требования, предъявляемые к участникам рынка энергоснабжения при выборе варианта тарифа на период регулирования. Периодом регулирования является очередной год. Спор у сторон возник за оказанные в ноябре 2012 года услуги. Следовательно, абзац 15 пункта 81 Основ ценообразования № 1178 (вступил в силу в июне 2012 года) будет распространяться на отношения сторон при выборе варианта тарифа на период регулирования – с 2013 года; потребитель не уведомлял исполнителя о выборе двухставочного тарифа11.

Необходимо отметить, что аналогичная практика рассмотрения данной категории споров установлена и в Федеральном арбитражном суде Северо-Западного округа12.

Отнесение объектов электрического хозяйства, по которым происходит передача ресурса потребителю, к объектам Единой национальной (общероссийской) электрической сети (далее – ЕНЭС) исключает право названной категории потребителей выбора варианта тарифа.

Суды при рассмотрении исковых требований о взыскании задолженности за оказанные услуги по передаче электрической энергии пришли к выводу о правомерности применения при расчете стоимости оказанных услуг двухставочного тарифа. При исследовании доказательств по делу суды установили, что объекты электросетевого хозяйства, по которым происходила передача ресурса потребителю (ответчику), отнесены к объектам ЕНЭС.

С учетом абзацев 15 и 18 Основ ценообразования № 1178, согласно которым у потребителей, энергопринимающие устройства которых непосредственно присоединены к переданным по согласованию в установленном порядке с уполномоченным федеральным органом исполнительной власти в аренду территориальным сетевым организациям объектам электросетевого хозяйства, входящим в ЕНЭС, отсутствует право выбора варианта тарифа, и того, что такие потребители оплачивают услуги по передаче электроэнергии по двухставочному тарифу, суд округа признал вывод судов первой и апелляционной инстанций об отсутствии у ответчика права выбора варианта тарифа обоснованным13.

При рассмотрении споров о взыскании задолженности за поставленную электрическую энергию зачастую возникают споры относительно применения при расчетах варианта ценовой категории.

Так, в случае отсутствия у потребителя прибора учета, позволяющего измерять (фиксировать и хранить в памяти) почасовые объемы потребления электрической энергии расчеты должны производиться по первой ценовой категории, которая определяется по совокупности точек поставки в рамках границ балансовой принадлежности энергопринимающих устройств потребителя.

Гарантирующий поставщик предъявил к потребителю требования о взыскании задолженности за отпущенную с апреля по май 2012 года электрическую энергию. Исковые требования мотивированы ненадлежащим исполнением потребителем обязанности по оплате поставленного ресурса. В точках поставки ответчика в спорный период отсутствовали интегральные приборы учета, поэтому стоимость электроэнергии истец рассчитал по первой ценовой категории. Ответчик полагал, что при расчетах сторон должна применяться четвертая ценовая категория, о необходимости расчета по которой потребитель уведомил гарантирующего поставщика. Позиция потребителя мотивирована тем, что установленные у него приборы учета позволяют получать данные о потреблении электроэнергии по часам (зонам) суток и согласованы сторонами в договоре.

Руководствуясь пунктами 2, 5, 81 и 97 Основных положений № 442 и учитывая изменения действующего законодательства, вступившие в силу с апреля 2012 года, суды первой и апелляционной инстанций пришли к выводу о правомерности применения при расчетах сторон в спорный период первой ценовой категории.

Суд округа счел принятые судебные акты законными. Отклоняя доводы потребителя о неправомерном применении судами Основных положений № 442, вступивших в законную силу 12.06.2012, суд кассационной инстанции отметил, что в соответствии с подпунктом «б» пункта 2 постановления Правительства Российской Федерации от 04.05.2012 № 442 начиная с апреля 2012 года расчет стоимости потребленной электрической энергии должен производиться сторонами с учетом требований Основных положений № 442, согласно которым не допускается применение четвертой ценовой категорий в случае отсутствия у потребителя прибора учета, позволяющего измерять (фиксировать и хранить в памяти) почасовые объемы потребления электроэнергии. Приборы учета, позволяющие измерять почасовые объемы потребления электроэнергии, у потребителя установлены по всей совокупности точек поставки только 31.05.2012. При таких обстоятельствах потребитель в период, предшествующий названному, не имел права выбирать четвертую ценовую категорию в отсутствие почасового планирования, в связи с чем суды признали правомерной позицию истца, осуществившего расчет за отпущенный ресурс по первой ценовой категории14.

Споры, касающиеся нарушения абонентом (потребителем) порядка учета и потребления электроэнергии

Основные положения № 442 различают безучетное и бездоговорное потребление. Если в случае безучетного потребления электрической энергии речь идет о нарушении договорных обязательств потребителя по соблюдению порядка учета потребляемой электроэнергии, то в случае бездоговорного потребления электрической энергии имеет место неосновательное обогащение. Следовательно, введение ограничения режима потребления может рассматриваться как мера защиты (в случае бездоговорного потребления – абзац 4 пункта 121 Основных положений № 442), а также как мера оперативного воздействия (в случае нарушения потребителем своих договорных обязательств). Полное и (или) частичное ограничение режима потребления электроэнергии предполагает сокращение объемов потребления или временное прекращение подачи электрической энергии (мощности) потребителям до уровня аварийной (технологической) брони, а при ее отсутствии – до полного ограничения.

Эксплуатация прибора учета за истечением межповерочного интервала является основанием для признания потребления электрической энергии безучетным.

Арбитражный суд рассмотрел спор о взыскании с потребителя недоплаченной стоимости электрической энергии ввиду произведенного поставщиком доначисления к оплате стоимости безучетного потребления электрической энергии.

С учетом пунктов 145 и 155 Основных положений № 442, статьи 13 Федерального закона от 26.06.2008 № 102-ФЗ «Об обеспечении единства измерений» и пункта 1.7 Порядка проведения поверки средств измерений, утвержденного приказом Госстандарта России от 18.07.1994 № 125, суды указали на то, что при истечении срока поверки прибора учета его показания о количестве поставленного энергоресурса не могут считаться достоверными, что фактически означает отсутствие прибора учета. Исходя из пунктов 84, 192, 194 и 195 Основных положений № 442 сетевой организации предоставлено право выявления фактов безучетного потребления электрической энергии и составления актов о неучтенном потреблении электрической энергии, расчет стоимости которой определяется расчетным способом. Суды установили доказанными факт эксплуатации прибора учета за истечением межповерочного интервала, а также факт недоучета электрической энергии ввиду работы прибора учета с погрешностями, что дало основание признать потребление электрической энергии безучетным15.

Взыскание стоимости безучетного потребления электрической энергии возможно при наличии надлежащей фиксации факта безучетного потребления электрической энергии.

При рассмотрения спора о взыскании потребленной электрической энергии в виде потерь электрической энергии при бездоговорном потреблении суды учли тот факт, что в пунктах 192 и 193 Основных положений № 442 регламентирован порядок выявления и оформления фактов безучетного и бездоговорного потребления электроэнергии, предусмотрены необходимость указания в акте о безучетном (бездоговорном) потреблении электроэнергии лица, осуществляющего такое потребление, а также обязательное присутствие такого лица при составлении акта. Установив отсутствие составленного сторонами акта безучетного потребления электрической энергии в соответствии с пунктами 192 и 193 Основных положений № 442, а также доказанности потребления ресурса третьим лицом и отсутствие у ответчика статуса сетевой организации или гарантирующего поставщика, суды указали на необоснованность предъявления иска16.

Отсутствие вины потребителя в нарушении режима работы прибора учета не является основанием для непризнанияфакта безучетного потребления электрической энергии при условии, если потребитель не сообщил ресурсоснабжающей организации о явном для потребителя нарушении режима работы прибора учета.

Предметом исковых требований явилось взыскание стоимости безучетного потребления электрической энергии.

При исследовании доказательств по делу суды первой и апелляционной инстанций установили, что по результатам проверки узла учета электрической энергии, проведенной сетевой организацией, зафиксировано, что прибор учета не является расчетным и подлежит замене, что свидетельствует о доказанности факта неисправности прибора учета. Приняв во внимание данные обстоятельства, положения пункта 145 Основных положений № 442 и условия договора электроснабжения, регулирующего правоотношения сторон, суды пришли к выводу о том, что на потребителе лежит обязанность по обеспечению надежного технического состояния прибора учета электрической энергии, соблюдению сроков их периодической проверки, извещению гарантирующего поставщика (энергосбытовой организации) и сетевой организации о неисправности прибора учета. Следовательно, в рассмотренном случае является доказанным факт потребления потребителем электрической энергии в отсутствие исправного прибора учета.

Отклонив довод потребителя о невозможности извещения им сетевой организации о неисправности прибора учета электрической энергии по причине выявления этой неисправности инструментальным способом, суд округа указал на то, что потребитель обязан в силу пункта 2 Основных положений № 442 и условий договора энергоснабжения обеспечить надлежащий учет электрической энергии и при должной заботливости и осмотрительности обратить внимание на явное нарушение учета и сообщить об этой сетевой организации и поставщику, приняв меры к проверке исправности прибора учета. Суд кассационной инстанции счел принятые судами первой и апелляционной инстанций судебные акты законными и обоснованными17.

В практике рассмотрения споров, при рассмотрении которых применяются положения Постановления № 442, имеется и такая категория споров, когда прокурор субъекта Российской Федерации, обратившийся в арбитражный суд в порядке статьи 52 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, просит признать недействительным подписанный гарантирующим поставщиком и социальным учреждением договор энергоснабжения в части, предусматривающей право гарантирующего поставщика на частичное или полное ограничение режима потребления электрической энергии.

При рассмотрении такой категории дел Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа исходит из того, что условие договора энергоснабжения о полном или частичном ограничении режима потребления электрической энергии, установленное в отношении потребителя, относящегося к социально-значимой инфраструктуре, является ничтожным.

Арбитражный суд признал недействительным положение договора энергоснабжения, предусматривающего право гарантирующего поставщика на частичное и (или) полное ограничение режима потребления электрической энергии потребителем, относящегося к социальной инфраструктуре, в следующих случаях: выявление неудовлетворительного состояния энергетических установок (энергопринимающих устройств) потребителя, удостоверенного органом государственного энергетического надзора, которое угрожает аварией или создает угрозу жизни и здоровью людей; возникновение (угроза возникновения) аварийных электроэнергетических режимов; возникновение внерегламентных отключений.

При принятии решения суд исходил из того, что потребитель электрической энергии относится к социальной инфраструктуре для детей. Прекращение или ограничение подачи электрической энергии данного потребителя повлечет прекращение эксплуатации объектов, используемых для обеспечения деятельности образовательного учреждения, что может повлечь за собой нарушение прав детей. Основания для перерыва в подаче, для прекращения или ограничения подачи энергии детским учреждениям могут быть предусмотрены только законом или принятыми на его основе иными нормативными правовыми актами.

Доводы гарантирующего поставщика как в апелляционной, так и в кассационной жалобах касались того, что введение ограничения режима потребления электрической энергии в случае возникновения аварийных электрических режимов и возникновения внерегламентных отключений обусловлено ситуациями и основаниями, не зависящими от воли участников правоотношений по договору энергоснабжения.

Суды апелляционной и кассационной инстанций указали на необоснованность этих доводов, обосновав это тем, что в пункте 18 Правил № 442 и пункте 5 приложения к указанным Правилам установлен запрет введения в отношении потребителя, относящегося к образовательному учреждению, ограничения режима потребления ниже величины аварийной брони18.

Подводя итог, можно отметить, что число арбитражных споров по рассмотренной категории дел неуклонно увеличивается и выработка принципиальных подходов для разрешения проблем, связанных с применением часто изменяющегося законодательства, регулирующего отношения по обороту электрической энергии, безусловно, очень актуальна.

В целях обеспечения единообразия судебной практики предлагаем обсудить подготовленное обобщение на Президиуме Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа и опубликовать его в журнале «Экономические споры: проблемы теории и практики».

судья Федерального арбитражного
суда Волго-Вятского округа А.Н. Чих

помощник заместителя
председателя суда О.А. Волгина


1 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 16.08.2013 по делу № А43-10418/2012.

2 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 02.12.2013 по делу № А43-26831/2012.

3 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 14.04.2014 по делу № А31-6513/2013.

4 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 23.10.2013 по делу № А31-9751/2012.

5 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 25.06.2013 по делу № А43-25621/2012.

6 Постановления Федерального арбитражного суда Московского округа от 07.11.2013 по делу № А40-2407/13-58-23 и от 11.02.2014 по делу № А40-131511/12.

7 Постановления Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.09.2013 по делу № А05-13100/2012 и от 28.03.2014 по делу № А05-7061/2013.

8 Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 28.10.2013 по делу № А05-280/2013.

9 Постановление Федерального арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 05.02.2014 по делу № А67-7104/2012.

10 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.02.2014 по делу № А11-8040/2012.

11 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 09.01.2014 по делу № А39-40/2013.

12 Постановление Федерального арбитражного суда Северо-Западного округа от 17.09.2013 по делу № А44-7475/2012.

13 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 30.01.2014 по делу № А31-1600/2013.

14 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 06.09.2013 по делу № А17-4397/2012.

15 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 20.08.2013 по делу № А17-6786/2012.

16 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 17.12.2013 по делу № А11-267/2013.

17 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 11.02.2014 по делу № А17-1355/2013.

18 Постановление Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 31.10.2013 по делу № А31-7112/2012.