Обобщение материалов дел, судебные акты по которым пересмотрены в кассационном порядке в первом квартале 2014 года

При рассмотрении споров Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа старается четко придерживаться положений главы 35 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации (далее Кодекс), регламентирующей производство в арбитражном суде кассационной инстанции. Главное свое назначение суд видит в проверке законности судебных актов, принятых первой и апелляционной инстанциями, с учетом пределов рассмотрения дел, установленных законодателем.

В первом квартале 2014 года Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа рассмотрел 1177 дел по принятым к производству кассационным жалобам. Данный показатель по сравнению с аналогичным периодом прошлого года уменьшился на 8,9 процента. Это снижение связано с тем, что интеллектуальные споры теперь рассматривает суд по интеллектуальным правам.

Известно, что от выполнения действий, которые суд третьей инстанции в силу статьи 287 Кодекса вправе и обязан предпринять, зависит дальнейшая процессуальная «судьба» дела. Применяя полномочия, закрепленные этой нормой, окружной суд признал незаконными судебные акты первой и апелляционной инстанций по 87 делам, что составило 7 процентов от числа рассмотренных (в первом квартале 2013 года – 6 процентов).

Почти половину (38 дел, или 45 процентов) отмененных дел суд направил на новое рассмотрение ввиду неполного исследования права обстоятельств споров, несоответствия выводов суда установленным по делу фактическим обстоятельствам или имеющимся доказательствам, нарушения норм процессуального права, в том числе являющихся в соответствии с частью 4 статьи 288 Кодекса безусловными основаниями для отмены судебных актов первой и апелляционной инстанций.

Из-за необоснованных возврата искового заявления, оставления иска без рассмотрения и утверждения мирового соглашения сторон и других обстоятельств кассация передала в первую инстанцию судов субъектов Российской Федерации 10 дел для рассмотрения по существу заявленных требований.

В четырех случаях окружной суд прекратил производство в связи с утверждением мирового соглашения сторон (два дела) и неподведомственностью спора арбитражному суду (два дела).

Стабильным (10,7 процента) в анализируемом периоде оказался показатель в отношении дел, по которым третья инстанция признала ошибочными постановления апелляции, отменившей законные решения суда первой инстанции.

И, наконец, почти 35,7 процента (30 дел) составили случаи, когда арбитражный суд округа принял новые решения по делам, в которых фактические обстоятельства судами установлены и выводы соответствовали этим обстоятельствам, однако были неправильно применены или истолкованы нормы права.

Из-за неправильного применения норм процессуального права пересмотрены судебные акты по 27 делам (32,1 процента), что по сравнению с аналогичным периодом прошлого года очень возросло (19,2 процента). В трех случаях арбитражный суд кассационной инстанции применил часть 4 статьи 288 Кодекса, в которой предусмотрены безусловные основания для отмены судебных актов. Нарушения выразились в непривлечении лиц к участию в деле и рассмотрении дела арбитражным судом в незаконном составе. По другим делам допущены такие нарушения процессуальных правил, которые привели к принятию неправильных решений (постановлений) и, соответственно, явились основаниями для их отмены в кассационном порядке.

Сравнительный анализ результатов рассмотрения арбитражным судом округа дел можно увидеть из таблицы.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа Рассмотрено дел Количество дел, по которым судебные акты отменены Процент к числу рассмот- ренных Процент дел, пере- данных на новое рассмотрение Процент дел, пере- данных для рассмотрения по существу Процент дел, по которым принято новое решение Процент дел, по которым решение оставлено в силе Процент дел, по которым прекращено производ- ство
1-й кв. 2014 г. 1177 84 7 45,2 11,9 25 10,7 4,7
1-й кв. 2013 г. 1282 78 6 66,7 5,1 10,3 9 6,4

Сложная вещь (единый недвижимый комплекс) представляет собой неделимую совокупность простых вещей объединенных общим целевым назначением.

Предприниматель обратился в суд с иском к территориальному управлению о признании недействительными землеустроительных работ по межеванию земельного участка, об установлении смежной границы между указанным земельным участком и земельным участком с другим кадастровым номером.

Теруправление обратилось со встречным иском к Предпринимателю о признании отсутствующим права собственности на ограждение территории, которое входит в состав однокомплектного стрелково-охотничьего стенда и расположено в границах земельного участка с другим кадастровым номером, ввиду невозможности отнесения сборно-разборного сооружения к объектам недвижимости.

Арбитражный суд решением, оставленным без изменения постановлением суда апелляционной инстанции, отказал в удовлетворении основного иска и удовлетворил встречные требования. Суды пришли к выводу, что спорное ограждение не является частью стенда, выкупленного Предпринимателем, не обладает признаками недвижимости и не входит в границы земельного участка, сформированного после проведения оспариваемых землеустроительных работ.

Окружной суд отменил судебные акты в части удовлетворения встречного иска и принял новое решение в силу следующего.

На основании судебного акта было признано право собственности на сложную вещь, собственником которой впоследствии стал предприниматель.

Из регистрационных документов и документов технического учета на спорное имущество видно, что за время, прошедшее после вынесения судебного акта, состав сложной вещи не изменился и в нее включено ограждение территории металлическое на бетонных столбах.

Собственник недвижимого имущества в период осуществления полномочий «АКБС» реализовал свое право на выкуп земельного участка, в результате чего стал собственником земельного участка площадью 10 212 квадратных метров. В настоящее время собственником данного участка является Предприниматель.

Из материалов обмерных работ следует, что часть ограждения протяженностью 697 погонных метров проходит по периметру земельного участка Предпринимателя, а часть выходит за пределы. Указанная часть ограждения, выходящая за пределы общей границы земельных участков пересекает границу земельного участка, находящегося в федеральной собственности, проходит по нему, вновь пересекает его границу, после чего прерывается не на территории земельных участков, принадлежащих сторонам. Ответчик заявил встречный иск о признании отсутствующим права собственности на ограждение территории. По смыслу статьи 133.1 Гражданского кодекса Российской Федерации единый недвижимый комплекс – совокупность объединенных единым назначением зданий, сооружений и иных вещей, неразрывно связанных физически или технологически либо расположенных на одном земельном участке, если в едином государственном реестре прав на недвижимое имущество зарегистрировано право собственности на совокупность указанных объектов в целом как одну недвижимую вещь. К единым недвижимым комплексам применяются правила о неделимых вещах.

Таким образом сложная вещь (единый недвижимый комплекс) представляет собой неделимую совокупность простых вещей, объединенных общим целевым назначением. Каждая отдельная составляющая такой вещи может и не отвечать правовым критериям недвижимого имущества, однако в своей совокупности образует единый комплекс, который, будучи зарегистрированным в качестве недвижимого имущества, приобретает соответствующий статус.

В рассмотренном случае судебным решением, установлено, что ограждение территории металлическое на бетонных столбах представляет собой составную часть сложной вещи, которая зарегистрирована в качестве единого недвижимого комплекса, в связи с чем правовая оценка указанной части в отдельности от остальных составляющих неделимой вещи является неправомерной, а потому выводы судов первой и апелляционной инстанций по данному делу в части определения статуса ограждения как движимого имущества являются ошибочными. Дело № А43-32310/2012.

Кассационная жалоба, которая не содержит мотивированных требований лица, подавшего жалобу, о проверке законности обжалуемых судебных актов и оснований, по которым данное лицо, обжалует решение и постановление со ссылкой на законы или иные нормативные правовые акты, обстоятельства дела и имеющиеся в деле доказательства, подлежит оставлению без рассмотрения.

Суды удовлетворили исковые требования общества, оставив без рассмотрения встречный иск. Не согласившись с состоявшимися судебными актами, Общество обратилось в Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа с кассационной жалобой, в которой просит отменить судебные акты, поскольку они являются незаконными и необоснованными.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа счел, что кассационная жалоба подлежит оставлению без рассмотрения по следующим основаниям.

Согласно пункту 4 части 2 статьи 277 Кодекса в кассационной жалобе должны быть указаны требования лица, подающего жалобу, о проверке законности обжалуемого судебного акта и основания, по которым лицо, подающее жалобу, обжалует решение, постановление, со ссылкой на законы или иные нормативные правовые акты, обстоятельства дела и имеющиеся в деле доказательства.

Указанное требование корреспондирует полномочиям суда кассационной инстанции, содержащимся в части 1 статьи 286 Кодекса, согласно которой арбитражный суд кассационной инстанции проверяет законность решений, постановлений, принятых арбитражным судом первой и апелляционной инстанций, устанавливая правильность применения норм материального права и норм процессуального права при рассмотрении дела и принятии обжалуемого судебного акта и исходя из доводов, содержащихся в кассационной жалобе и возражениях относительно жалобы, если иное не предусмотрено Кодексом. Из этого следует, что заявитель вправе рассчитывать на проверку в кассационной инстанции только тех доводов, которые отражены (изложены) в кассационной жалобе. Отсутствие в кассационной жалобе сведений, предусмотренных в пункте 4 части 2 статьи 277 Кодекса, делает кассационную жалобу беспредметной, и суд кассационной инстанции не может рассмотреть жалобу и принять по ее результатам судебный акт, соответствующий требованиям статьи 289 Кодекса.

В кассационной жалобе имеется ссылка на то, что мотивы, по которым Общество не согласно с оспариваемыми судебными актами, будут представлены в дополнении к кассационной жалобе. Заявитель не представил в суд округа каких-либо дополнений к жалобе. Дело № А43-24840/2012.

С увеличением арендованных площадей, которыми пользуется Общество в реконструированном объекте, изменилась важная техническая характеристика объекта, в то же время содержание арендных обязательств осталось неизменным, поэтому изменения в договор аренды должны быть внесены.

Общество обратилось в суд с иском к Комитету о внесении изменений в договор аренды нежилого здания, так как в результате реконструкции, которая произведена Обществом (арендатором) с согласия Комитета (арендодателя), увеличилась площадь арендованного истцом объекта недвижимости. Суд первой инстанции иск удовлетворил полностью, на основании пункта 2 статьи 452 Гражданского кодекса РФ (далее Кодекс). Апелляционный суд пришел к выводу, что истец не доказал наличия существенных нарушений договорных обязательств (подпункт 1 пункта 2 статьи 450 Кодекса) арендодателем, а созданные в результате реконструкции помещения имеют иное функциональное назначение, чем то, которое предусмотрено контрагентами, отменил решение и отказал Обществу в удовлетворении иска.

Суд кассационной инстанции счел, что судебный акт апелляционной инстанции подлежит отмене, а решение первой инстанции является правомерным в силу следующего.

Между обществом и комитетом был заключен договор аренды нежилого здания, зарегистрированный в установленном порядке. Впоследствии была проведена реконструкция здания, которое было введено в эксплуатацию.

Комитет отказался от заключения дополнительного соглашения об изменении договора аренды, путем внесения данных об объекте аренды, со ссылкой на статью 17.1 Федерального закона от 26.07.2006 № 135-ФЗ «О защите конкуренции», так как право пользования реконструированным подвалом может возникнуть лишь по итогам торгов.

В силу пункта 3 статьи 607 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее Кодекс) в договоре аренды должны быть указаны данные, на основании которых можно определенно установить имущество, подлежащее передаче арендатору в качестве объекта аренды. При отсутствии этих данных в договоре условие об объекте, подлежащем передаче в аренду, считается не согласованным сторонами, а соответствующий договор не считается заключенным. Конституционный суд Российской Федерации в определении от 05.07.2001 № 154-О отметил, что требования пункта 3 статьи Федерального закона от 21.07.1997 № 122-ФЗ «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним», обязывающего прилагать к представляемому на государственную регистрацию прав договору аренды недвижимого имущества поэтажные планы здания с указанием размера арендуемой площади, являются конкретизирующими по отношению к пункту 3 статьи 607 Кодекса.

Исследовав и оценив в совокупности доказательства (в том числе спорный договор, документы о согласовании реконструкции и о государственной регистрации, переписку между контрагентами, объяснения сторон) в порядке, предусмотренном статьями 71 и 162 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, суд первой инстанции установил, что в результате законно проведенной реконструкции здания кинотеатра увеличилась используемая арендатором площадь, то есть изменилась базовая характеристика объекта найма, позволяющая его идентифицировать, здание кинотеатра (самостоятельная вещь) сохранилось в натуре и не утратило своего назначения. Требование арендатора об изменении договора не связано с созданием новой вещи, изменением содержания обязательства и заключением нового договора. Комитет отказался внести соответствующие изменения в договор, поэтому суд со ссылкой на статьи 607 и 452 (пункт 2) Кодекса внес такие изменения по своей инициативе.

С учетом установленных обстоятельств суд первой инстанции правомерно не применил подпункт 1 пункта 2 статьи 450 Кодекса. В связи с тем, что увеличились арендованные площади, которыми пользуется Общество в реконструированном объекте, изменилась и важная техническая характеристика объекта найма, между тем содержание арендных обязательств осталось неизменным, и отказ Комитета от заключения дополнительного соглашения мог быть преодолен лишь в судебном порядке (пункт 2 статьи 452 Кодекса).

Для изменения спорного договора не нужно проводить торги, поскольку эти изменения вносятся в действующий договор, заключённый до вступления в силу Закона о защите конкуренции. Дело А38-2039/2013.

Если договоры между истцом и ответчиком заключены с нарушением процедуры, установленной Законом № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд», то они ничтожны в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Общество и Учреждение заключили договоры о предоставлении доступа к местной телефонной сети, местного телефонного соединения, внутризонового телефонного соединения, междугородного и международного телефонного соединения и на оказание услуг междугородной и международной телефонной связи.

В соответствии с показаниями оборудования связи в период с января по декабрь общество оказывало услуги связи, а ответчик не исполнил свою обязанность по оплате данных услуг, в связи с чем общество обратилось в суд.

Руководствуясь статьями 8, 54, 309, 310, 779, 781 Гражданского кодекса Российской Федерации, статьями 44, 54 Федерального закона от 07.07.2003 № 126-ФЗ «О связи», суды двух инстанций удовлетворили исковое требование, при этом сделали вывод о том, что Общество оказывало Учреждению услуги на спорную сумму по договорам, которые недействительными не признаны.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа счел выводы судов неправомерными.

В соответствии с подпунктами 1 и 2 пункта 1 статьи 10 Закона № 94-ФЗ «О размещении заказов на поставки товаров, выполнение работ, оказание услуг для государственных и муниципальных нужд» размещение заказа может осуществляться: путем проведения торгов в форме конкурса, аукциона, в том числе аукциона в электронной форме; без проведения торгов (запрос котировок, у единственного поставщика (исполнителя, подрядчика), на биржах). В спорном периоде оказание названных услуг ответчику должно было производиться с соблюдением положений Закона № 94-ФЗ. Вместе с тем договоры между истцом и ответчиком заключены с нарушением процедуры, установленной Законом № 94-ФЗ, поэтому в силу статьи 168 Гражданского кодекса Российской Федерации являются ничтожными. Выполнение работ (оказание услуг) без государственного (муниципального) контракта, подлежащего заключению в случаях и в порядке, предусмотренных Законом № 94-ФЗ, свидетельствует о том, что лицо, выполнявшее работы (оказывающее услуги), не могло не знать, что работы выполняются (услуги оказываются) им при очевидном отсутствии обязательства. Фактическое оказание истцом услуг в пользу ответчика без государственного контракта, заключенного с соблюдением требований, предусмотренных Законом № 94-ФЗ, не может влечь возникновения на стороне ответчика неосновательного обогащения.

Вывод о том, что возможно согласовать оказание услуг без соблюдения требований Закона № 94-ФЗ, по сути, дезавуирует применение норм этого закона и предоставляет недобросовестным исполнителям работ и государственным (муниципальным) заказчикам возможность приобретать незаконные имущественные выгоды в обход Закона № 94-ФЗ. Между тем никто не вправе извлекать преимущества из своего незаконного поведения. Данная правовая позиция изложена в постановлении Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 28.05.2013 № 18045/12. Дело № А28-1800/2013.

Взвешивание транспортного средства проведено с нарушением установленного порядка, поэтому акт контроля весовых параметров не является надлежащим доказательством по делу и не подтверждает факт перевозки Предпринимателем груза с превышением значений предельно допустимых осевых нагрузок.

В ходе весового контроля, осуществляемого в автоматическом режиме на дороге, выявлен факт перевозки тяжеловесного груза с нарушением требований нормативно-правовых актов, регулирующих данный вид перевозок, а именно факт перевозки с превышением установленных предельных значений осевой массы транспортных средств. По результатам весового контроля составлен акт контроля весовых параметров транспортного средства и за провоз тяжеловесного груза начислена плата.

Невозмещение ответчиком суммы ущерба в добровольном порядке явилось основанием для обращения истца в арбитражный суд.

Отказывая в удовлетворении иска, суд исходил из того, что истец не доказал размер причиненного ущерба. Отменив решение суда первой инстанции, апелляционный суд руководствовался тем, что перевозку груза ответчик осуществлял с нарушением требований по допустимым осевым нагрузкам транспортного средства.

Суд округа поддержал решение суда первой инстанции, а постановлении апелляционной инстанции счел необоснованным в силу следующего.

Действующим законодательством установлена обязанность владельцев транспортных средств по возмещению вреда, причиняемого транспортным средством, превышающим предельные допустимые нагрузки, при перевозке грузов. В целях обеспечения безопасности дорожного движения и сохранности автомобильных дорог разработана Инструкция по перевозке крупногабаритных и тяжеловесных грузов автомобильным транспортом по дорогам Российской Федерации, утвержденная Министерством транспорта Российской Федерации 27.05.1996 и зарегистрированная в Минюсте Российской Федерации 08.08.1996 за № 1146, в приложении № 1 к которой утверждены параметры, в случае превышения которых (хотя бы одного из них) транспортное средство признается тяжеловесным.

Согласно пункту 2 Порядка осуществления весового и габаритного контроля транспортных средств, в том числе порядок организации пунктов весового и габаритного контроля транспортных средств, при весовом и габаритном контроле на федеральных автомобильных дорогах Федеральной службой по надзору в сфере транспорта в отношении российских перевозчиков, участвующих в перевозке грузов по территории Российской Федерации, на стационарных контрольных пунктах осуществляется взвешивание транспортных средств и составление акта по результатам взвешивания транспортного средства. Согласно пункту 20 Административного регламента Федеральной службы по надзору в сфере транспорта исполнения государственной функции по осуществлению в установленном порядке весового контроля автотранспортных средств, осуществляющих грузовые перевозки, утвержденного приказом Министерства транспорта Российской Федерации от 21.07.2011 должностное лицо осуществляет проверку весовых параметров транспортного средства: полной массы и нагрузки на ось транспортного средства. Проверка весовых параметров осуществляется на специальной площадке, оборудованной весами для взвешивания в статическом режиме.

Вместе с тем суды установили, что измерение весовых параметров спорного транспортного средства произведено в автоматическом режиме. Взвешивание автомобиля на специальной площадке в стационарном режиме не проводилось. Таким образом, взвешивание транспортного средства проведено с нарушением установленного порядка, поэтому акт контроля весовых параметров не является надлежащим доказательством по делу и не подтверждает факт перевозки предпринимателем груза с превышением значений предельно допустимых осевых нагрузок. Дело № А79-58/2013.

Правила не устанавливают автоматического пересмотра способа определения арендной платы, установленной на торгах, и, пересчитав арендную плату и фактически снизив ее размер, суды предоставили победителю аукциона преимущество перед другими участниками проведенного аукциона, предлагавшими большую цену за пользование спорным земельным участком, что неправомерно.

Суд отказал Комитету в удовлетворении требования о взыскании задолженности по арендной плате и удовлетворил требование Общества о взыскании неосновательного обогащения на основании статьи 1102 Гражданского кодекса Российской Федерации. Суд исходил из того, что арендная плата является регулируемой, поэтому применяется независимо от предусмотренного договором механизма ее изменения; признал контррасчет арендной платы, произведенный ответчиком исходя из двух процентов кадастровой стоимости земельного участка в год в соответствии с подпунктом «д» пункта 3 Правил определения размера арендной платы, а также порядка, условий и сроков внесения арендной платы за земли, находящиеся в собственности Российской Федерации, утвержденных постановлением Правительства Российской Федерации от 16.07.2009 № 582 (далее – постановление Правительства от 16.07.2009 № 582, Правила определения арендной платы), не противоречащим положениям статьи 424 Гражданского кодекса Российской Федерации; принял во внимание уплаченные ответчиком по договору суммы и установил наличие на стороне арендодателя неосновательного обогащения, образовавшегося в результате внесения Обществом арендных платежей в большем размере.

Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции в части взыскания 68 555 рублей 87 копеек неосновательного обогащения и прекратил в этой части производство на основании пункта 4 части 1 статьи 150 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации; в остальной части оставил оспариваемый акт без изменения.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа не согласился с вердиктом нижестоящих инстанций и направил дело на новое рассмотрение на основании изложенного.

Комитет (арендодатель) и Общество (арендатор) заключили договор аренды земельного участка, размер арендной платы определен на основании протокола, составленного по итогам аукциона. Комитет направил Обществу уведомление о перерасчете арендной платы с 2009 по 2011 год, об установлении нового размера арендной платы на 2012 год и претензию с требованием погасить задолженность. Оставление претензии без внимания послужило основанием для обращения Комитета в суд с иском.

При установлении размера платы за пользование земельным участком в спорный период суды применили подпункт «д» пункта 3 Правил определения арендной платы, исходя из кадастровой стоимости участка.

Вместе с тем суды не учли, что названные Правила не устанавливают возможность автоматического пересмотра способа определения арендной платы, установленной на торгах (пункт 4). Более того, пересчитав арендную плату и фактически снизив ее размер, суды предоставили победителю аукциона преимущество перед другими участниками аукциона, которые предложили большую цену за пользование спорным земельным участком.

При таких обстоятельствах расчет платы за пользование земельным участком, произведенный в соответствии с постановлением Правительства от 16.07.2009 № 582 и положенный в основу обжалованных судебных актов, не может быть признан верным, в связи с чем вывод судов о наличии (отсутствии) оснований для удовлетворения заявленных требований в части удовлетворения встречного иска является преждевременным. Кроме того, применив постановление Правительства РФ от 16.07.2009 № 582, суды фактически не дали оценки доводам истца по первоначальному иску в части наличия задолженности по арендной плате. При новом рассмотрении дела суду необходимо учесть изложенное, установить размер арендной платы, подлежащей уплате в спорный период, после чего разрешить спор при правильном применении норм материального и процессуального права. Дело № А43-2730/2013.

Суды не дали оценки факту непрерывного временного пользования спорными помещениями именно на праве аренды, на основании чего дело направлено на новое рассмотрение.

Суд вынес решение по делу № А82-14931/2012, согласно которому установлен факт непрерывного пользования на праве аренды обществом помещениями. Общество повторно обратилось в администрацию с заявлением о выкупе арендуемых помещений на основании решения суда. Орган местного самоуправления направил Обществу письмо в котором сообщил ему об отказе в реализации преимущественного права на приобретение спорного объекта недвижимости в связи с тем, что имущество передано на праве оперативного управления учреждению. Общество не согласилось с указанным решением и обратилось в арбитражный суд с о признании его недействительным.

Суды первой и апелляционной инстанции, отказывая в удовлетворении требования Общества, в реализации преимущественного права покупки арендуемого имущества, исходили из того, что спорное имущество находилось в аренде у Общества менее двух лет до дня вступления в силу Закона об отчуждении имущества, так как посчитали договор аренды от 18.04.2006 незаключенным. Кроме того, истец избрал неверный способ защиты своего права, так как Учреждение зарегистрировало право оперативного управления на спорное имущество.

Между тем суды, не учли следующие обстоятельства, на основании чего суд округа направил дело на новое рассмотрение.

Решением суда по делу № А82-14931/2012 установлен факт непрерывного временного пользования Обществом спорными помещениями с 01.07.2006 на праве аренды. Данное решение вступило в законную силу. Комитет, который на момент заключения первого договора являлся собственником недвижимого имущества и арендодателем по спорному договору, данное решение не обжаловал.

Суды данное обстоятельство при принятии судебных актов не учли.

В случае установления права преимущественного выкупа спорного помещения судам надлежит проверить действия Администрации о передаче спорного имущества на праве оперативного управления Учреждению с учетом позиции Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации, изложенной в пункте 5 информационного письма от 05.11.2009 № 134 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об особенностях отчуждения недвижимого имущества, находящегося в государственной собственности субъектов Российской Федерации или в муниципальной собственности и арендуемого субъектами малого и среднего предпринимательства, и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации».

Суды не дали оценки установленным ими обстоятельствам о том, что спорное имущество было передано в оперативное управление после того, как вступил в силу Закон об отчуждении имущества. Общество до момента регистрации права оперативного управления обратилось в Администрацию с заявлением о реализации преимущественного права выкупа. Регистрация указанного права была произведена после того, как Общество направило в арбитражный суд заявление по рассматриваемому делу. Дело № А82-4922/2013.

Согласно пункту 1 части 1 статьи 143 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации арбитражный суд обязан приостановить производство в случае невозможности рассмотрения данного дела до разрешения другого дела, рассматриваемого Конституционным Судом Российской Федерации, конституционным (уставным) судом субъекта Российской Федерации, судом общей юрисдикции, арбитражным судом.

Гражданин обратился в антимонопольный орган с заявлением, в котором указал, что в принадлежащей ему на праве собственности квартире самостоятельно установил прибор индивидуального учета потребления холодной воды. Вызванный им сотрудник Предприятия в месте соединения прибора с сетями холодного водоснабжения установил пломбу, за что гражданин заплатил 297 рублей 40 копеек. По мнению заявителя взимание данной платы является незаконно.

При рассмотрении дела о нарушении антимонопольного законодательства комиссия Управления пришла к выводу о нарушении Предприятием антимонопольного законодательства, что выразилось в навязывании гражданам-потребителям дополнительной платной услуги «проведение регистрации прибора учета холодной воды и ввод его в эксплуатацию при оказании услуги по водоснабжению».

По результатам рассмотрения материалов дела об административном правонарушении вынесено постановление о привлечении Предприятия к административной ответственности, предусмотренной частью 2 статьи 14.31 КоАП РФ, и назначении наказания в виде штрафа. Предприятие не согласилось с постановлением и обратилось в арбитражный суд.

Суды двух инстанций пришли к выводу о наличии в действиях Предприятия состава вменяемого правонарушения, не усмотрели оснований для признания его малозначительным и не установили процессуальных нарушений при производстве по делу, и отказали в удовлетворении заявленного требования.

Суд кассационной инстанции в соответствии с пунктом 2 части 1 статьи 287 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации, не передавая дело на новое рассмотрение, счел возможным принять новый судебный акт о признании незаконным и об отмене постановления о привлечении Предприятия к административный ответственности по части 2 статьи 14.31 КоАП РФ.

Как следует из решения суда и постановления апелляционного суда суды располагали сведениями о том, что Предприятие обжаловало в арбитражном суде решение антимонопольного органа, на основании которого оно привлечено к административной ответственности, между тем производство по настоящему делу суды не приостановили. Ссылаясь на постановление апелляционного суда по делу № А11-9321/2012, суды не учли, что Предприятие не воспользовалось правом обжалования принятых судебных актов в кассационном порядке.

Постановлением Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа от 28.10.2013 судебные акты нижестоящих инстанций отменены, по делу принят новый судебный акт об удовлетворении требования Предприятия; решение и предписания признаны недействительными. Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации (статья 69) не ограничивает возможность установления обстоятельств, не требующих доказывания по делу, на любой стадии арбитражного судопроизводства.

Таким образом, поскольку постановлением Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа признано недействительным решение антимонопольного органа, которым Предприятию вменялись действия, признаваемые злоупотреблением доминирующим положением и которое являлось основанием для возбуждения в отношении Предприятия дела об административном правонарушении, суд кассационной инстанции сделал вывод, что материалы дела не подтверждают наличия в действиях Предприятия события вменяемого ему административного правонарушения. Дело № А11-3619/2013.

В мировом соглашении стороны вправе предусмотреть условие об отсрочке (рассрочке) налоговых платежей на срок, не превышающий один год.

В рамках дела о несостоятельности общества суд утвердил мировое соглашение, достигнутое конкурсными кредиторами и должником в ходе процедуры конкурсного производства, и прекратил производство.

Федеральный арбитражный суд Волго-Вятского округа счел, что определение подлежит отмене, так как принято с нарушением законодательства о банкротстве.

На собрании кредиторов большинством голосов кредиторов, включенных в реестр требований кредиторов, принято решение о заключении мирового соглашения.

Согласно пункту 1 статьи 64 Налогового кодекса Российской Федерации отсрочка или рассрочка по уплате налога может предоставляться на срок, не превышающий один год, соответственно с единовременной или поэтапной уплатой налогоплательщиком суммы задолженности. Таким образом, в мировом соглашении стороны вправе предусмотреть условие об отсрочке (рассрочке) внесения налоговых платежей на срок, не превышающий один год.

По условиям оспариваемого мирового соглашения управляющей компании предоставлена рассрочка по уплате обязательных платежей сроком на два года и десять месяцев. Следовательно, мировое соглашение противоречит налоговому законодательству.

В соответствии с пунктом 2 статьи 160 Закона о банкротстве противоречие условий мирового соглашения данному закону, другим федеральным законам и иным нормативным правовым актам является основанием для отказа арбитражным судом в утверждении мирового соглашения. Дело № А39-434/2012.

При оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Как следует из материалов дела, Комбинат и Банк заключили кредитный договор, во исполнение которого должник с 26.02.2008 по 11.07.2008 перечислил Банку денежные средства. Решением суда от 30.03.2009 Комбинат признан несостоятельным (банкротом), в отношении его имущества открыто конкурсное производство. Определением суда от 07.09.2009 в реестр требований кредиторов должника включены требования. Посчитав, что совершение Комбинатом указанных платежей Банку является недействительными сделками, как совершенными с предпочтением требований одного кредитора перед другими, конкурсный кредитор (Общество) оспорил их правомерность на основании пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве.

Суды исходили из того, что спорные сделки совершены сторонами в нарушение пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве и повлекли за собой предпочтительное удовлетворение требования Банка перед требованиями других кредиторов Комбината.

Суд округа не согласился с выводом судов и направил дело на новое рассмотрение.

В соответствии с пунктом 19 постановления Пленума ВАС РФ № 32 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием сделок по основаниям, предусмотренным Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)», при рассмотрении иска о признании сделки недействительной на основании пункта 3 статьи 103 Закона о банкротстве судам необходимо иметь в виду: если другая сторона сделки докажет, что на момент совершения сделки она не знала и не должна была знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет неплатежеспособным, то по смыслу пункта 3 статьи 103 Закона сделка не может быть признана судом недействительной. Поскольку пункт 3 статьи 103 Закона не делает исключений для сделок, совершенных должником в процессе его обычной хозяйственной деятельности, такие сделки могут быть оспорены на основании этой нормы. Однако совершение сделки в процессе обычной хозяйственной деятельности должника может свидетельствовать о том, что другая сторона сделки не знала и не должна была знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет неплатежеспособным.

Следовательно, требование о признании сделки недействительной может быть удовлетворено в том случае, если указанная сделка совершена должником с отдельным кредитором или иным лицом после принятия арбитражным судом заявления о признании должника банкротом и (или) в течение шести месяцев, предшествовавших подаче заявления о признании должника банкротом, и она повлекла за собой предпочтительное удовлетворение требований одних кредиторов перед требованиями других кредиторов. В случае наличия указанных условий суду надлежит выяснить знала, не знала или должна была знать другая сторона сделки о неплатежеспособности должника.

Суды установили, что наряду с обстоятельствами совершения сделки с предпочтением, кредитор при надлежащей осмотрительности и добросовестности должен был знать о неплатежеспособности должника на момент совершения спорной сделки, но Банк вопреки требованиям статьи 65 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не представил доказательств того, что не знал или не должен был знать о том, что должник является неплатежеспособным или вскоре станет таковым. Банк настаивал на том, что спорные платежи совершены в процессе обычной хозяйственной деятельности Комбината. Обжалованные судебные акты не содержат выводов, касающихся доводов Банка, в то время как установление данных обстоятельств имеет существенное значение для разрешения спора.

В силу пункта 29.3 постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23.12.2010 № 63 (в редакции постановления Пленума от 30.07.2013 № 59) «О некоторых вопросах, связанных с применением главы III.1 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)», при оспаривании на основании статьи 61.3 Закона о банкротстве сделок по удовлетворению требования, обеспеченного залогом имущества должника, – уплаты денег (в том числе вырученных посредством продажи предмета залога залогодателем с согласия залогодержателя или при обращении взыскания на предмет залога в исполнительном производстве) либо передачи предмета залога в качестве отступного (в том числе при оставлении его за собой в ходе исполнительного производства) – необходимо учитывать, что при оспаривании полученного залоговым кредитором платежа суд признает его недействительным только в части, соответствующей размеру обязательств, погашенных с предпочтением.

Материалы дела содержат сведения, что обязательства Комбината перед Банком обеспечены залогом, поэтому судам надлежало проверить обстоятельства, касающиеся залоговых прав Банка, возможности удовлетворения требований последнего за счет заложенного имущества и размера возможного удовлетворения названных требований применительно к требованиям, содержащимся в статье 138 Закона о банкротстве. Дело № А43-14612/2008.

Результаты проведенного обобщения предлагается обсудить на заседании президиума окружного суда, обзор причин пересмотра судебных актов в четвертом квартале 2011 года направить в арбитражные суды округа и разместить в журнале «Экономические споры: проблемы теории и практики».

Информационно-аналитический отдел

Федерального арбитражного суда Волго-Вятского округа

Сервис временно не доступен